четверг, 30 января 2014 г.

Кишинёв и Молдова в 1981 году

Информация из Википедии:
Виктор Владимирович Сокирко (род. 1939, Москва) — участник правозащитного движения в Советском Союзе.
Окончил МВТУ им. Баумана, работал во ВНИИ нефтяного машиностроения.
В 1973 г. осуждён за отказ от дачи показаний по делу Якира-Красина. В конце 1970-х гг. вошёл в состав редколлегии самиздатского журнала «Поиски», издавал также в самиздате сборники «В защиту экономических свобод» (под псевдонимом К. Буржуадемов). В 1980 г. осуждён за участие в этих самиздатских проектах на три года лишения свободы условно. Председатель Общества защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод (1989—2001); соавтор (вместе с супругой Л. Н. Ткаченко) диссидентских слайд-фильмов (1966—1990). Опубликовал книгу «Сумма голосов присяжных в поиске граней экономической свободы» (2000).
 В 1981 году Владимир Сокирко вместе с супругой Л. Н. Ткаченко создали слайд-фильм "Молдова-1981".
Внизу представлены некоторые кадры из слайд-фильма, большая часть которого, между прочим, посвящена Белгород-Днестровску (бывшему Аккерману, Четатя-Албэ).

Фотографии увеличиваются по клику.




четверг, 23 января 2014 г.

Что строили в Кишинёве в 1920-1930-х гг

Довольно часто в спорах (в основном на политические темы) всплывают аргументы о темпах развития Кишинёва в различные этапы его существования. Политика - дело неблагодарное, а уж споры политические - тем более. Поэтому мы в данном направлении продвигаться не будем, у нас есть своя голова на плечах. Мы просто разберём факты и рассмотрим один из периодов развития города, который наименее оценён - межвоенный период.

Основные доводы, приводимые в дискуссиях звучат примерно так: "при румынах в Кишинёве ничего не построили (или построили только несколько особняков), а при СССР строили много больниц, школ, жилых домов и т.д.". Последнее утверждение верно - такого взрывного роста, как будучи столицей МССР, Кишинёв никогда раньше не видел (да и вряд ли ещё увидит).
С первым утверждением стоит быть осторожней.

Во-первых, само сравнение не совсем корректно. Румыния заполучила в 1918 году уже довольно развитый по тем временам Кишинёв. Он был электрифицирован, в нём были больницы и школы, был водопровод, был общественный транспорт, общественные учреждения, театры и др. До 1918 года Кишинёв был губернским городом, после - просто городом в уезде Лэпушна Румынии (хоть и второй по численности во всём королевстве). Кстати, о численности населения.

среда, 22 января 2014 г.

Национальная политика в Бессарабии в военные годы

Об отношении румынских властей к своим согражданам еврейского происхождения в Бессарабии военных лет уже писалось в статье "Кишинёвское гетто". Но Кишинёв всегда был многонациональным городом, и кроме евреев там в большом количестве проживали ещё и русские,  украинцы и др.  О позиции официальных румынских властей по отношению к этим гражданам мы можем судить по прессе. Пресса в то время подвергалась жёсткой цензуре, поэтому статьи, противоречащие основной политике государства туда попасть не могли.

Остановимся на двух статьях, вышедших  в местной газете "BASARABIA". Приводится перевод статьи на русский язык и ниже - сам оригинал. Минимум комментариев.

Статья первая, основная мысль выражена в последних двух абзацах. Кроме того, из статьи можно узнать и о довоенной языковой политике, проводимой новыми властями в Бессарабии.
 "Basarabia", 25 сентября 1941 года

Русский язык в Кишинёве

 13 лет тому назад, попав в Кишинёв после недели пребывания в Клуже, я обнаружил, что с точки зрения румынского языка столица Бессарабии даже более румынская, чем Клуж, хотя и в ней ещё говорили достаточно много на русском и еврейском языках.
 С годами румынскую речь можно было слышать всё чаще на улицах когда-то богатого города. Некоторые евреи по причинам сентиментального характера использовали довольно искажённый румынский язык. При генерале Чуперкэ были приняты интересные меры, касающиеся использования румынского языка, который стал обязательным везде: на работе, на улицах, в магазинах.

четверг, 16 января 2014 г.

"Печальные Итоги" (статья из газеты 1931 года)

Статья из газеты "Бессарабской Почты", конца 1931 года.

Статья из "Бессарабской Почты", конца 1931 года.
Ещё раз показывает, что почти всё, что происходит - не ново.
Если это не совсем точно описывает итоги этого, 2008 года, то уж наверняка ситуацию последних несколько лет и, возможно, следующего - 2009 года.


ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ

Обнищание земледельца.

Бессарабия когда-то считалась одним из плодороднейших краев юга. Бессарабия когда-то вывозила в среднем ежегодно около 1000 вагонов зерна.
Теперь ежегодный сбор хлеба уменьшился на 20 процентов. Главная причина - переход после аграрной реформы к крестьянам больших площадей, обрабатываемых рациональным способом, с их отсталыми методами обработки земли.
Бессарабия за последние 5-тилетие пережила два голодных года, когда для пропитания населения не хватило почти 50 миллионов пудов хлеба.
В последующие урожайные годы население только было избавлено от ужасов голода, но урожаи не содействовали улучшению общаго положения.
Посевная площадь уменьшается, экспорт хлеба упал на 40 — 50 процентов. У крестьян нет импульса к работе, так как низкия цены на хлеб не оправдывают затрат на производство.
Крестьянство празднует пир во время чумы: Ест белый хлеб вдоволь, пьет вино и... ждет результатов конверсии.
Когда несколько месяцев тому назад проф. Иорга обмолвился пред делегацией крестьян, жаловавшейся на тяжелое положение:
— Я не плачу долгов - не платите тоже, - все это приняли, как „ляпсус" великаго историка.
Теперь под лозунгом этого „ляпсуса", который канцелярия министра так усердно опровергала в первое время, проходит вся экономическая жизнь страны.
Старый трюизм: Бессарабия - страна земледельческая. Обеднел крестьянин и, вследствие неразрывности экономической цепи, осужден на обнищание и коммерсант и ремесленник.

Торговля.


В Кишиневе коммерческая жизнь постепенно замирает. Десятки роскошных магазинов с большим выбором товаров, с солидным штатом служащих, не окупают расходов.
Наша коммерция „не расцвела и отцвела в утре пасмурных дней".
И оживить торговлю не могут ни дорого стоющия камеры де комерц, ни многочисленные съезды, выносящие звонкия резолюции.
Политика тормозит развитие торговли и не нашим политиканам оживить ее словесным треском.
Результат - 1931 год побил рекорд в смысле числа банкротства.
Коммерсанты, как утопающий, хватались за соломинку - конкордат и вследствие этого создали себе во всем мире дурную славу.
Иностранныя фирмы кому угодно отпустят в долг, только не румынским коммерсантам.
Сдан в архив кредит, - эта основа современной торговли.
Размах оборотов, естественно, сокращен до минимума.
Коммерсанты ищут спасения в сокращении штатов и уменьшении жалованья оставшемуся персоналу. В некоторых отраслях торговли и для того, чтобы дать возможность ремесленнику в поте лица добывать для себя и семьи кусок хлеба.


Б а н к и.


В общей экономической разрухе немалую роль сыграли банки. Свои когти банковские дельцы особенно показали у нас, в Бессарабии.
У всех в памяти, как лет 10 тому назад открывались у нас отделения акционерных банков. Помещения занимали банки скромныя, штат был жидкий, речи директоров были слаще меда,
Теперь банки занимают лучшие, роскошнейшие дома в центре города, директора раздобрели от жирных тантьем. Десятки и сотни миллионов перекачали банки своим центрам. Когда наступили „голодные семь лет", некоторые банки заявили:
— Стоп!...
Началось паническое истребование вкладов сначала в Кишиневе, в связи с „временной заминкой" Городского банка, затем во всей Бессарабии после краха „Марморош-Бланка".
Теперь почти все банки, за исключением народных кооперативных банков, прекратили „активныя операции", попросту говоря лишили Бессарабию кредита. А это приводит к удорожанию жизни.
Несомненно многие продукты питания подешевели. Это подтвердит любая хозяйка. Зато привозные предметы исподволь дорожают.
Фабрики медикаментов и многия другия предприятия отпускали коммерсантам товар в кредить на 90, 60 и 30 дней. Теперь применяется принцип наличнаго расчета.
Коммерсанты при отсутствии банковскаго кредита загнаны в тупик.
Единственный для них выход - обединение в синдикаты. Растут, как грибы после дождя, синдикаты сахарные, керосиновые, аптекарские и пр.
Аптекарский синдикат побил рекорд, установив штраф в 10 тысяч лей для тех из своих членов, которые осмелятся отпускать медикаменты дешево.
Потребитель ответил на это своеобразно: — он перестал лечиться.

Труд и капитал.


После краткаго расцвета в первые „мирные" годы наша фабрично-заводская промышленность начала постепенно замирать. Один за другим закрывались фабрики и всякия промышленныя предприятия.
Кризис вызвал обострение борьбы между трудом и капиталом.
Положение рабочих все ухудшается. Из-за «большевицких страхов" власти не дают рабочим объединяться для защиты их профессиональных интересов.
Зато полную волю составления синдикатов и трестов предоставляется хозяевам, которые использовывают положение в своих интересах.
Истекший год отмечен падением заработной платы, увеличением, вопреки закону, нормальных часов работы и, главное, ростом безработицы.
Этот бич капитализма в теперешней стадии обрушивается с сокрушающей силой на рабочих.
Два антипода - труд и капитал -очутились в тупике, из котораго не видно выхода...


Кризис людей свободных.


Адвокаты, врачи и вообще люди свободных профессий очень остро чувствуют кризис.
Некоторые врачи, особенно из молодых, живут впроголодь. Даже местныя светила жалуются на отсутствие клиентов.
Адвокаты берутся за какую угодно работу, лишь бы как-нибудь удержаться на поверхности жизни.
Чиновник, еще недавно стабильный элемент в нашей жизни, теперь работает вдвое при слабой надежде получить жалованье.
В этих отрывочных строках, мы, конечно, не могли исчерпать всей многосложности нашей экономической жизни,
Но и из этого читатель может убедиться в печальных итогах истекшаго года.
Где же выход?

ДАДЪ.


воскресенье, 12 января 2014 г.

"Выставка Освобождения" в Кишинёве, 1942 год.

В наше время скандалы с застройками парковых территорий Кишинёва возникают всё чаще и чаще.  Ничего нового в этом нет, у истории всё же есть свой цикл. В парках строили и раньше.
Однако если сейчас парки уничтожаются и меняют свой лик по банальной причине наживы, то раньше эти действия имели идеологический смысл.
Об одном таком интересном эпизоде из истории Кишинёва мы сегодня и узнаем.

Шёл 1942 год. Первая волна разрушительной войны уже прошла через город год назад, но Кишинёв всё так же оставался в руинах. Новые "старые" власти хотели идеологически закрепиться на снова занятых ими территориях. Это желание воплотилось в стройках. Но не в восстановлении города (он так и простоял в руинах до самого конца войны, и вторая её волна разрушила его ещё больше), а в постройке памятников, обустройстве кладбищ и выставок.
Был построен мемориальный комплекс "Башня Освобождения" под Кишинёвом (об этом рассказ будет позже), обустроено военное "Кладбище Героев" (о нём можно почитать тут), организована выставка "Освобождение" и при ней - музей бессарабского села.
Для выставки и музея села не нашли места лучше, чем главный парк Кишинёва - нынешний парк им. Штефана чел Маре (бывший парк им. А. С. Пушкина, Городской Сад).
Парк превратился в одну большую стройку. Возводились большие каменные павильоны, из молдавских сёл перевозились и устанавливались экспонаты для будущего музея - традиционные дома, мельница и церковь.

О масштабах строительства можем судить по сохранившемуся плану выставки и немецкой аэрофотосъёмке 1944 года.


План размещения павильонов "Выставки Освобождения" в Городском Саду.