вторник, 24 июня 2014 г.

Футбол в старом Кишинёве

В Кишинёве в футбол стали играть в начале XX века - кое-где упоминается 1909 год, в других местах говорится о 1910 году.
На сайте "Футбол Российской империи" собрана замечательная подборка из кишинёвских газет того времени, позволяющая проследить становление футбола в главном городе Бессарабии:
«Друг», июнь 1911 года:
«27 мая на Немецкой площади состоялся матч команды гимназистов и сборной любителей футбола. Любители выиграли – 2:0. Игру смотрело довольно много публики».

«Друг», июнь 1911 года:
«С каждым днем игра в футбол привлекает все большее внимание публики. В настоящее время в Кишиневе существует три команды: гимназистов, первая свободная, вторая свободная. На днях начинает тренироваться четвертая команда. Лучшая команда – гимназисты, играет уже второй год».

В следующих выпусках газеты сообщается, что:
10 июня первая сборная выиграла и второй со счетом – 4:0.
13 июня первая сборная обыграла объединенную команду гимназистов и второй сборной – 4:1. Собралось довольно много публики.

«Друг», июнь 1911 года:
Анонс матча между первой сборной и гимназистами. Приводится состав сборной: форварды – В.Зыбин, Д.Уреки, П.Погорельский, В.Зилоти, Н. Юхименко, хавбеки - Щука, Залевский, В.Дембский, беки - Галацан, В.Яблоков, голкипер – Голубков. Запасные – Сальманович, Вильт».

«Друг», июль 1911 года:
С сожалением репортер сообщает об отъезде из Кишинева В. Зыбина. По этой причине едва не распалась первая сборная команда.

“Друг”, август 1911 года:
Несколько раз на страницах газеты появляются заметки, в которых сообщается, что футболистам в городе не находится места для игр. По этой причине на некоторое время футбольная жизнь в городе замерла. Это и дало повод для майского сообщения в
газете "Бессарабская жизнь".


«Бессарабская жизнь», 5 мая 1912 года:
«В Кишиневе организуется кружок игры в «фут-бол»: двумя командами футболистов на днях будут разыгрываться первые баллы».

«Бессарабская жизнь», 18 мая 1912 года:
«У нас недавно сообщалось, что в Кишиневе организуется кружок футболистов. Ныне кружок этот окончательно сформирован.
Тренировки и состязания участников кружка производятся ежедневно на углу Садовой и Немецкой улиц или же на Немецкой площади  с 6 до 8 вечера. На днях кружком будет устроено публичное соревнование».

«Новости Кишинева», 27 сентября 1913 года:
«На Сенной площади впервые в Кишиневе состоялся футбольный матч между командами Одесского спортивного клуба и команды Кишиневского спортивного клуба… Все время одесситы ловко атакуя кишиневцев, делая гол за голом. Матч кончается победой одесситов (8 голов)».

«Знамя», апрель 1914 года:
«2:5 для кишиневцев – это маленькая победа. 9 апреля на спортивном поле возле железнодорожного вокзала, при довольно большой аудитории кишиневцы проиграли одесскому «Спортинг-клубу». Команда кишиневского «Кружка любителей спорта» выступала в таком составе: вратарь – Штейнер, защитники – Гурак, Лоссиевский, полузащитники – Люпчак, Мартынович, Шмигелевский, нападение – Трескин, Седелецкий, Шатенштейн.. В первой половине игры одесситы , превосходящие своих противников, как техникой, так и лучшей тренировкой, сразу идут в нападение и, применяя различные комбинации при пассировке друг другу, забивают в ворота кишиневцев пять голов. Второй тайм для кишиневцев оказывается более удачливым: игра попеременно переходит от ворот кишиневцев к воротам одесситов. Уже меньше замечается неправильностей в игре и матч оканчивается при двух забитых голах в ворота одесситов. В общем, результат игры – 5:2, что для кишиневцев является маленькой победой. У кишиневцев выделялись качеством своей игры левый форвард Трескин, защитник Лоссиевский и центрфорвард Седелецкий, забивший один из двух голов одесситам».

«Знамя», 24 апреля 1914 года:

«Матч с «Вегой» привлек много интеллигенции и офицеров местного гарнизона. Состоявшийся вчера между кишиневской футбольной командой и третьим тимом одесского спортклуба «Вега» матч прошел с большим успехом и привлек свыше 2.000 учащихся. Из кишиневцев замечалась умелая игра хавбека Люпчака и защитника Гурака, хотя последнему мешает излишняя страстность в игре. Относительно игры одесситов говорить не приходится, так как игроки оказались посредственными».

«Новости Кишинева», апрель 1914 года:
«Состязания (с «Вегой») закончилось вничью, так как обе команды выиграли по три партии. Состоявшийся матч показал, что наша команда далеко шагнула вперед, не поддавшись одесской команде… во время состязания играли два оркестра: бальный и духовой вольно-пожарного общества».

"Бессарабская жизнь", 25 апреля 1914 года:
"Устроенный 23 апреля на площадке спортивного кружка матч привлек очень много публики, преимущественно учащихся средних учебных заведений. Состязалась местная команда с одесской "Вегой". Состязание закончилось вничью, так как обе команды выиграли по три партии. Во время состязаний играли два оркестра: бальный и духовой добровольно-пожарного общества. Снятую кружком площадку предполагается постепенно улучшить и усовершенствовать. До сих пор уже устроены ложи и скамьи для публики, приспособлено помещение для команд, эстрада для музыки. и начали прибывать спортивные принадлежности. Состоявшийся матч показал, что наша футбольная команда шагнула вперед, не поддавшись опытной одесской команде".

1915 год. «Всероссийский Футбольный Союз» в специальной брошюре опубликовал список всех городов и спортивных организаций, входящих в союз. В нем под номером 14 значится «Кишиневский кружок любителей футбола».

Из этих газетных  заметок мы узнаём, где в Кишинёве проводились первые футбольные матчи - на Немецкой и на Сенных площадях. Поэтому ничуть не странно, что именно эти площади Кишинёва впоследствии оформились в спортивные арены. Сначала это произошло с Немецкой площадью - в межвоенный период там был обустроен стадион им. короля Фердинанда I (в советское время переименован в стадион "Динамо", это название сохраняется и до наших дней). А на Сенной площади в 1951 году был построен Республиканский стадион, которого Кишинёв лишился в 2007 году.

 Но до 1951 года главной  футбольной ареной города оставался стадион, построенный на бывшей Немецкой площади (то есть стадион им. короля Фердинанда I).

 Вот так выглядел вход на стадион им. короля Фердинанда I в 1920-х гг:

Стадион им. короля Фердинанда I, 1920-е гг.

четверг, 19 июня 2014 г.

Мельница и макаронная фабрика в центре Кишинёва

Почти все кишинёвцы знают о старой полуразрушенной Красной Мельнице (мельнице Левензона), гораздо меньше знают об отлично сохранившемся здании паровой мельницы на улице Шипотелор,  2 (бывшая Ставриевская). Но ещё меньшей части горожан известно о мельнице Когана. А ведь именно эта мельница была самая крупная, самая известная в Кишинёве и одна из наиболее технически оснащённых во всей Бессарабии.

Хозяин мельницы, Товий Моисеевич Коган, посвятил мельничному делу всю свою жизнь и сколотил на этом приличное состояние (при этом он не забывал и о благотворительности).
Его детище - целый комплекс, находившийся практически в центре даже тогдашнего Кишинёва - на улице Могилёвской (нынешняя Петру Мовилэ),  действительно впечатляло. Кроме самой мельницы в комплекс входила и макаронная фабрика, а также жилые дома, конторские помещения, склады.

Мельница Товия Когана. Фотография начала XX века.
Высокая труба мельницы (на представленной выше фотографии она не попала в кадр) была видна из многих мест Кишинёва.

четверг, 12 июня 2014 г.

Дача, консульство и НКВД

Об одном из входов на территорию парка Валя Морилор (бывший Центральный Парк Культуры и Отдыха, также называемый кишинёвцам просто как Комсомольское Озеро) со стороны улицы А. Матеевича нам уже известно. Речь идёт о входе, расположенным напротив Государственного Университета, там, где раньше стоял дом Пронина. Второй вход в парк с этой улицы, расположенный напротив улицы Лазо и сквера Совета Европы (бывшего парка Кароля I) также возник не на пустом месте. 

Так как о самом здании, построенном на этом месте, а также о его владельце пока известно достаточно мало, то основным источником информации и на этот раз нам послужат старые фотографии.

На снимках начала XX века перед нами предстаёт небольшое и не особо внушительное здание. Кое-где оно подписано как "дача Черкиса", кое-где фамилия указана как "Черкес". Очевидно, что речь идёт об одном и том же человеке, да и различные варианты написания фамилий и имён на старых фотографиях и открытках  - не такая уж и редкость.  Возьмём за верное написание имени вариант "Черкес", так как именно такой вариант фигурирует на открытке, дающей больше информации об этом человеке - его инициалы: "Л. С. Черкес".

Относительно скромный дом-дача был окружён великолепным небольшим парком, в который посетители попадали сразу с Садовой улицы (нынешняя А. Матеевича). Парк был украшен многочисленными статуями, там был даже фонтан.
Дача Л. С. Черкеса. Фотография начала XX века.

четверг, 5 июня 2014 г.

День города 1988 года в фотографиях

Что такое День Города - мы уже узнали ранее.
Теперь мы можем посмотреть, как этот день отмечался в 1988 году благодаря тому, что журнал "Фемея Молдовей" в своём декабрьском номере того же года опубликовал фотографии с этого праздника.

В 1988 году праздновали 522-летие Кишинёва (тогда годом основания города считали 1466, а не 1436, как сейчас).



День рождения Кишинёва

Давайте разберёмся, что такое День Города и почему его празднование выпадает каждый год на определённую дату.

Даже с годом основания Кишинёва не всё ясно. Никто не знает, когда на этом месте появилось поселение с таким названием, поэтому условно годом "рождения" города принято считать год, когда он впервые был упомянут в документах. Но и древние документы не всегда однозначно мог дать ответ на этот вопрос. Ещё сравнительно не так давно "годом рождения" Кишинёва считался 1466 год - этим годом была датирована дарственная грамота Штефана Великого боярину Влайкулу Пыркэлабу. В грамоте говорится о поселении "..у Кишинёва.." ("селишти ла Кишинэу ла фынтына Албишоара...").
В 1966 году шумно отпраздновали 500-летие Кишинёва, тогда как  в 2013 году (то есть, спустя 47 лет) мы праздновали его уже 577-летие. Откуда же взялись ещё "лишние" 30 лет?
Дело в том, что уже в наше время датой основанием города стали считать 1436 год. Этим годом датирован документ, в котором описываются границы подаренных логофету Оанче владений. Среди прочего описывается некое место на берегу реки Бык, называемое Кишинев Акбаша. Кроме реки Бык указывается, что место находится у источника неподалёку от татарского селища. 
И в первом, и во втором случае речь скорее всего идёт не о поселении, которое называется Кишинёв, а самим названием "Кишинёв" описывается определённое место, причём не указывается, что именно оно из себя представляет. Тем не менее, в обоих случаях было решено, что данные года будут приниматься  как года основания конкретного поселения Кишинёв.

Кстати,  документ 1436 года также датирован и днём -  17 июля. 17 июля 1436 года по Юлианскому календарю соответствует  26 июля по Григорианскому календарю, которым мы сейчас пользуемся. Но на самом деле Григорианский календарь был введён только в 1582 году, поэтому о таком соответствии дат говорить не совсем корректно.
Открытка, выпущенная в 1966 году к 500-летию Кишинёва.
Так почему же мы не празднуем День Города 17 или 26 июля,  а 14 октября?
Потому что на самом деле 14 октября празднуется так называемый Храм Города, а не день его рождения, как это преподносится в большинстве случаев.
А Храм населённого пункта у нас в стране - это день, выпадающий на определённый религиозный православный праздник, связанный с покровителем самой главной (или самой старой) церкви этого населённого пункта. Для Кишинёва - это 14 октября, день, когда православными верующими празднуется Покров Божьей Матери. В нашем городе есть церковь Покрова Божьей Матери, нам она больше известна как Мазаракиевская, которая является самой старой в городе.
В современной нам истории Храм Кишинёва стал праздноваться 14 октября начиная с 2002 года. До этого День Города не был привязан к определённой дате и выпадал на первое воскресенье октября.

Таким образом, 14 октября каждого года мы празднуем не день рождения Кишинёва, как обычно считается, а его Храм - религиозный праздник, связанный с главной церковью города. А если и представить, что у нашего города есть конкретный день рождения, то  логичней и правильней будет праздновать его 17 (или 26) июля.
 Но не стоит и забывать, что День Города - это традиция, прекрасная традиция. Однако многие очень часто вкладывают в эту традицию смысл, которого и нет - день рождения города с конкретным годом и датой, которая, к тому же, оказывается и не имеет прямого отношения к самому городу, а является религиозным праздником.

воскресенье, 1 июня 2014 г.

Пожарная служба Кишинёва



Поначалу Кишинёв в пожарной службе не особо нуждался, так как пожары случались здесь редко и особого распространения не получали (сгорали по одной-две постройки). Например, о редкости таких событий говорит статискика уже за период с 1836 по 1843 года, когда город порядочно разросся - всего 25 пожаров за 8 лет, то есть примерно 3 пожара в год.  Тушение огня происходило на общественных началах, о пожаре сообщали церковные колокола, воду привозили из близлежащих источников. У города имелось несколько бочек, выделенных специально для подвоза воды в случае возгораний. Но вот лошадей не имелось, предполагалось что этим будут заниматься водовозы и извозчики, оказавшиеся в нужном месте. И опять таки, на общественных началах. Разумеется, последние всеми силами старались улизнуть от такой неприятной обязанности, которая не приносила никакого дохода, а, наоборот, отнимала время. Поэтому, при первых ударах колокола водовозы и извозчики первым делом старались быстрее покинуть район пожара. И процесс тушения обычно начинался с погони за этими несознательными гражданами, излавливаниями некоторых из них и организации подвоза воды к горящему зданию. Нужно ли говорить о том, что воду подвозили уже к дымящимся голым стенам или к пепелищу.  Хоть пожаров было мало, но они были. А существующая система их тушения была крайне неэффективной.

Есть сведения, что в 1816 году были приобретены 2 трубы, 7 лошадей и набор необходимых инструментов - багры, крючья, топоры.  В 1819 году городской думой было выделено 800 рублей на ремонт существующкго пожарного инвентаря и на покупку нового.

Но первая по-настоящему организованная пожарная служба появляется в Кишинёве в 1829 году. Был определён состав пожарной команды, состоящей из 1 брандмейстера и 12 рядовых. Служба субсидировалась правительством,  рядовые получали провиант за счёт городских доходов.

В 1830 году служба располагала следующим инвентарём: 8 лошадей, 5 труб, 8 шлангов, 8 бочек, 8 вёдер, 16 крюков, 19 багров, 10 вил, 2 дроги и 4 лестницы.
В этом же 1830 году тогдашним губернатором Сорокунским была высказана идея о постройки для пожарной команды отдельного здания с каланчой. Такое здание было построено, но позже.

В период с 1830-х до начала 1850-х гг пожарная часть влачила печальное существование, страдая от недостатка финансирования. Единственное нововведение в этот период - в 1851 году кишинёвские пожарные снабжаются специальными головными уборами - металлическими касками.

В 1853 году военный губернатор Федоров провёл ревизию службы, в результате которой и стало ясно, что нужно что-то менять - лошади были старыми и их было недостаточно, инвентарь по большей части был уже непригоден.
В том же 1853 году состав пожарной команды был увеличен, были увеличины и правительственные субсидии на его содержание.

О недостаточной организации пожарной службы (да и вообще городских служб) говорит следующий казус. С увеличением финансирования в 1853 году в московском депо были заказаны специальные инструменты, которые в 1857 году были доставлены в Кишинёв.

Однако, по прибытии выяснилось, что в городе нет людей, умеющих обращаться с этими новыми инструментами. Поэтому областное правление предложило городским обществам выбрать из своей среды  3 человека, предпочтительно ремесленников, чтобы их можно было отправить в московское депо для изучения пожарного дела и инструментов. Желающих не нашлось. Тогда дума обратилась в ремесленную управу, чтобы те выделили 3 мастеров для обучения. Управа спустя почти два года (28 марта 1859 года) ответила, что и там "ремесленников для поездки и обучения охотников не имеется".

Городской думе пришлось обратиться в московское и санкт-петербургское депо, чтобы те прислали опытного мастера для обслуживания и эксплуатации новго оборудования. Однако, пока не имеется сведений о том, приехал ли хоть кто-нибудь оттуда.  Возможно, как-то уже разобрались здесь на месте.

Основная часть пожарного бюджета уходила на покупку новых лошадей и их содержание. Тем не менее, лошадей никогда не хватало. Например, в 1850-е гг кишинёвской пожарной части полагалось иметь 56 лошадей, тогда как на самом деле их обычно числилось 12-20, да и те по большей части старые.

В 1860-е гг пожарная команда была доведена до 94 человека при 56 лошадях.
Как уже упоминалось, в 1830 годы была озвучена идея о строительстве для пожарной части отдельного здания с калачой. Для этой цели был выделен участок на тогдашней окраине города для постройки здания и каланчи. Тогдашняя окраина - сейчас самый что ни на есть центр Кишинёва. Высокая каланча, которую можно было видеть почти со всех концов города и с которой можно было обозревать весь город, стояла на месте нынешнего здания Примэрии. Эту каланчу можно  заметить и на некоторых редких фотографиях того времени и рисунках.

Пожарная Часть Кишинёва с каланчой. Фотография 1867 года.