вторник, 4 октября 2016 г.

Иннокентьевцы в Бессарабии

Ниже представлено журналистское расследование, произведённое в 1934 году репортёром румынского издания "Ilustraţiunea Română"  Ионом Тик (Ion Tic). Цикл статей вышел в этом журнале в номерах с 45 по 49 (с 31 октября 1934 года по 28 ноября 1934 года).
Ион Тик оправился в Кишинёв, чтобы узнать больше о загадочном религиозном движении, которое зародилось среди  жителей Бессарабии и получило здесь значительное распространение.  Хотя серьёзного расследования и не получилось, так как основной целью, по всей видимости, была добыча скандального материала для информационно-развлекательного издания, в котором оно опубликовалось,  рассказ, тем не менее,  вышел очень интересным и щедро иллюстрированным фотографиями того времени.

*****
I
Кишинёв, осеннее утро.
За чаем мой старый знакомый, которого я ранее попросил рассказать мне всё, что он знает о «сектантах», преподнёс мне сенсационную новость:
- Прямо сейчас власти обнаружили иннокентьевскую пещеру.
- Пещеру?
- Да, пещеру - так называют они подземелья, где эти странные иннокентьевцы проводят свои «службы». То есть, оргии. С вином и с женщинами...
Чтобы уверить меня ещё больше в реальности происходящего, он приводит различные подробности - речь идёт об иннокентьевской пещере, обнаруженной в имении Ботоника (Ботаника?) госпожи Е. К., и что уже произведено 12 арестов.
- Двенадцать ... апостолов.
- Скорее двенадцать демонов в человечьем обличии.
«Греши, и простится тебе!»
- Мне бы очень хотелось узнать «тайны» этих иннокентьевцев, о которых, по правде говоря, я до сих пор слышал совершенно неправдоподобные слухи....
- Иннокентьевское движение и в самом деле является одним из самых ужасных и низких заблуждений. В ходе своего расследования ты и сам убедишься в очень странном факте - под маской религиозной ереси скрываются безграничный разврат и пьянство...
Иннокентьевские оргии будто бы сошли со страниц романа, настолько же сенсационного, сколько и правдивого! Авантюристы, эксплуатирующие мистицизм сельских жителей, афишируют девиз этой странной секты - «Согреши и да простится тебе!»
Беззакония этих людей зашли так далеко, что из их среды вышел настоящий Распутин Бессарабии, о котором молва пошла по всей стране.
- То есть, самый настоящий «Распутин» во плоти...
- Ты с ним познакомишься в ходе расследования... Это тот так называемый «Святой Николай», достаточно известная нашим властям личность, правая рука знаменитого Татуни, руководителя местных иннокентьевцев. «Святой» сможет тебе многое рассказать, потому как, по нашим сведениям, он отрёкся от иннокентьевского движения. Но кто знает! Их ритуал секретен. Их адепты скрываются в хорошо укрытых подземельях, в «пещерах», где они устраивают храмы и практикуют все свои беззакония...
- Мне говорили, что разрушительное воздействие этой секты ужасающе. И не только на веру  наших предков и государственного порядка, но и на физическом уровне: сифилис, алкоголизм, безумие, одиночество. Всё это дары иннокентизма.
- Это естественно. Когда ты ознакомишься ближе с ритуалами этих заблудших, то увидишь, что эти люди не способны избавиться сами по себе от этих проклятий. Все арестованные иннокентьевцы были осмотрены врачами и диагностированы сифилисом и алкоголизмом! Да и посетив Костюженскую психиатрическую лечебницу ты сможешь убедиться, что большинство тамошних пациентов - это маньяки-сектанты, жертвы сифилиса или алкоголизма...
Иннокентьевцы.
Иннокентьевцы.

Мой приятель продолжил свой рассказ, поведав множество историй из жизни этих сектантов, которым, несмотря на надзор властей, удаётся находить новых последователей.
- Некоторые из этих историй - добавляет приятель, попивая свой чай, - производили на меня такое впечатление, что я днями и неделями ходил потрясённый от того, что открылось мне...
- Тогда ты наверняка сможешь помочь и мне в том расследовании, которое я собираюсь провести?
- Конечно. Более того, я порекомендую тебе и несколько знатоков этой проблемы, бывших иннокентьевцев, которых удалось вернуть на путь нашей православной веры.
Район на окраине, где живёт бывший иннокентьевец. Сегодня он искупает грехи, борясь с этими сектантами, которых он считает «врагами нации».
Сначала  мужчина смотрел на меня с подозрением. Позже, убедившись в том, что я из тех, кто ставит своей целью сорвать маску с этих шарлатанов, он стал рассказывать о том, что ему пришлось пережить и предлагать свою помощь в моих расследованиях.
В это время появилась женщина, которая носила на груди крестик, характерный для иннокентьевцев. Она, казалось, растерялась от исповеди мужа.
Исповедь бывшего иннокентьевца.
Исповедь бывшего иннокентьевца.

Мужчина пытался развеять её страхи, объяснив ей причину этой исповеди.
- Моя жена, - добавляет Иван-иннокентьевец, - может рассказать больше, так как она бывала в том самом монастыре, откуда и пошёл иннокентизм.
- Ты была в Украине, в Балтском монастыре?
- Да. Оттуда у меня и мой крестик. Это было давно, в то время, когда молдаване тысячами отправлялись за благословением Святого Иннокентия...
- И, конечно же, ты и сейчас иннокентьевец....
- Боже упаси... Я и так согрешила, поверив, что среди этих сектантов я искуплю свои грехи. Больше и слышать не хочу ни о чём подобном. Меня дрожь пробирает только от мысли, что я была когда-то иннокентьевцем, и что я замарала веру моих молдавских предков...
- Но ведь кто-то призвал тебя присоединиться к этой проклятой группе?
- Это всё по нашей глупости. Мы шли словно овцы, погоняемые Нечистым. Целые сёла шли в Балту, в «молдавский» монастырь, где «Святой» - молдаван и он - совершал различные чудеса.... Было столько народа, что приходилось ждать месяцами своей очереди приблизиться к нему.
- Какие чудеса он совершал?
- Излечивал больных, прощал грехи, рассказывал каждому из нас о наших грехах...
- И тебе о твоих рассказал?
- Да. Я согрешила до свадьбы, и...
- А в местных «пещерах» ты бывала?
Женщина опустила глаза, смутившись. Потом, после нескольких мгновений нерешительности, ответила:
- Да, была. Но мне страшно вспоминать об этом... Я была слепа, а мой разум похитил Господь моих родителей. Иначе я никак не могу объяснить моё тогдашнее заблуждение...
- Можешь ли рассказать, если на «службах» в своих подземельях иннокентьевцы употребляют вино, водку...
Женщина понимающе улыбнулась.
- И ещё как! Во всех пещерах полиция и жандармы нашли бочки вина и водки. В любой пещере всегда в избытке есть вино и ладан...
- А ладан зачем?
- Потому что под воздействием алкоголя и в густом дыму от ладана люди уже не видят друг друга... Плотские утехи совершаются вповалку, и каждый мысленно находится уже в других мирах...Поэтому в каждом подземелье можно увидеть густой ладанный дым...
- И каждый иннокентьевец принимает участие в этих непотребствах?
- Нет. Только  «испытанные», которым руководитель полностью доверяет. А «новые сёстры», которые могут выдать убежище, и слабые духом, которым не хватает ещё иннокентьевской твёрдости, ждут в молитвенных домах, которые обустроены в жилищах селян...
Женщина описала скандальные ритуалы, в некоторые из которых было трудно поверить.
- И всё же, - продолжила она, - это всё жестокая правда. И если бы только наши бессарабцы узнали все факты, то много бы душ удалось спасти от неминуемой гибели...
- Ещё более прискорбно то, - говорит Иван, - что родители-иннокентьевцы губят и своих детей, принимая их с малых лет в своё движение. Дети, если им удастся избежать болезней, взрослеют и становятся наполовину безумными маньяками. Вспоминаю Саву Шойму из Выртежень, который прошёл всю Бессарабию с иконой на спине, возвещая конец света. Сава был ребёнком иннокетьевцев, выросшим в фанатизме этой секты. Бродя по сёлам и вещая о конце света, он на самом деле распространял идеи иннокентьевцев. Бедный Сава! Он искуплял грехи родителей, которые наверняка тоже впоследствии были наказаны каким-нибудь проклятьем!
Вечером того же дня на другом конце Кишинёва я узнал о деяниях некоторых попов-расстриг и человека, выдававшего себя за попа. В забегаловке, где я ждал Ивана-иннокентьевца, несколько мужчин и женщин с жаром обсуждали дело попа Стеткиевича, «который так красиво рассказывает» и которого церковные власти не допускают к служению. Из шумных разговоров я понял, что речь идёт о тех противниках исправления православного календаря, умы которых мутят Стеткиевич, Поляков и Бинецкий - люди, выдающие себя за попов, защитники «старой веры».
Прибывший Иван смог мне больше рассказать об этих людях. Оказалось, что речь идёт о другой секте - так называемых «стилистах», которые встали на защиту священников, наказанных нашей православной церковью.
- Любопытно, - говорит Иван, - что Стеткиевич даже не является священником, и церковные власти ничего не могут предпринять по отношению к нему. Это авантюрист, рукоположенный другим авантюристом, так называемым епископом Серафимом, которого наши власти терпят уже некоторое время. Они ещё больше запутывают умы самых слабых из нас. Слышишь, как они разговаривают? Один из них, иннокентьевский проповедник, пытается заманить их в своё стадо, потому как преступные деяния тех так называемых священников поколебали веру остальных присутствующих.
- И разве нет возможности принять хоть какие-то меры против таких людей?
- Бог знает... Местные власти беспомощны. Будто бы у этих еретиков есть в Иерусалиме Святые-покровители.
- Может, просто не хватает доказательств?
- Как это не хватает? У этих людей есть молитвенные дома, где они собираются сотнями. Есть люди, которые съезжаются со всего жудеца только для этих событий. И я их видел входящими в дом так называемого попа Полякова на Леовской улице.
Чуть позже «стилисты» покинули корчму. Только один из них, который выпил больше, задремал, прислонив голову к стене.
Корчмарь, немного смутившись от того, что мы стали вынужденными зрителями этого спектакля, попытался объяснить мне, что эти люди просто излили все свои накопившиеся неприятности за стаканом вина, и что они сами по себе являются порядочными.
- Если бы все были такими порядочными, как эти, - встревает Иван, то горе нам, бессарабцам. Наше счастье, что у нас ещё достаточно людей с головой на плечах, которые могут противостоять этим попыткам посеять зёрна неверия и раскола.
В ту ночь мы разработали план расследований для того, чтобы проникнуть в иннокентьевские центры.
- Нам нужно будет поездить по жудецу, попасть в те сёла, где точно известно, что там есть иннокентьевцы. Ты сможешь вволю пообщаться, хоть они и будут отрицать свои службы в подземельях. Сможешь составить себе представление о том, что представляют собой эти заблудшие. А вот что касается посещений пещер, то рекомендую Вам идти туда с представителями власти, которым дан приказ уничтожать эти подземные храмы. Жандармы и полиция уже много их уничтожило. Но фанатичные иннокентьвцы постоянно роют новые, поэтому не найти хоть один невозможно.
Иннокентьевцы, Бессарабия
Жандарм у входа в иннокентьевскую пещеру.



- Но ведь такие походы могут быть опасны...
- Да, были случаи, когда вооружённые вилами и топорами иннокентьевцы нападали на жандармов. Но если застать их врасплох, то они вам ничего не сделают.  Я с радостью буду сопровождать тебя, тем более, что мне известно, как они маскируют свои пещеры.

II
И в эту же ночь мы покинули город, чтобы вместе с Иваном-иннокентьевцем дойти пешком до «заражённого» села.
Сопровождающий объяснил, почему мы не можем отправиться туда на автомобиле - кошка с колокольчиком мышей не поймает!
По дороге в Дурлешты сопровождающий знакомит меня с новыми событиями из жизни иннокентьевцев. Среди всего прочего, у них появляется новый «Святой», который разносит ложь «стилистов» и обманывает различными способами крестьян.
- Надо понимать, что «Святые» у сектантов рождаются ежедневно?
- К сожалению, так и есть. Когда познакомишься со «Святым Николаем» - правой рукой Татуни, патриарха иннокентьевцев, подчинившего себе целый мир заблудших, то тогда ты лучше поймёшь, что это такое - языческий святой!
Мы продвигаемся с небольшими затруднениями. Тёмная ночь, вокруг ни души. Только местами освещённые оконца указывают нам путь.
В конце концов мы останавливаемся перед каким-то домиком, полностью погружённом во тьму.
Хор соседских псов поднимает тревогу.
Мы присаживаемся у краю канавы. Иван шёпотом мне объясняет, что мы уже на месте.
- Пещера?
- Возможно. Но точно здесь находится молитвенный дом.
- В полной темноте?
- Тссс!
Тень прокрадывается от соседского забора по направлению к дому.
Иван ложится на живот и, словно ящерица, теряется в той же темноте.
На мгновение я ощутил неясное чувство приближающейся опасности. Секунды ожидания мне показались бесконечными часами. Наконец, Иван так же тихо появляется, довольный тем, что ему удалось разведать обстановку...
- Возможно, ты сможешь что-то увидеть, хотя здесь и не пещера, в которой проводят иннокентьевские ритуалы. За домом мы прокрадёмся к занавешенному окошку. Там есть отверстие, через которое видно, что происходит в одной из комнат. Ты не вымолвишь ни слова при этом. Если нас обнаружат, мы рискуем быть забитыми дубинами или топорами.
- Лучше бы нам позвать на помощь селян или жандарма.
- В это время такое не представляется возможным. Мы находимся слишком далеко от поста жандармов, а на местных жителей мы не можем положиться. Да и сам жандарм в одиночку прийти не может, так как при этом он рискует так же, как и мы...
И мы ползком прокрались за дом. Действительно, через отверстие в занавеске мы смогли увидеть не совсем обычное зрелище. В густом дыму, окутывающем помещение, виднелись голые люди, жёлтые словно воск. В свете многочисленных свечей можно было видеть лежащее женское тело. У женщины глаза были чуть приоткрыты, так же как и у всех остальных, опьянённых вином, дымом и долгим экстазом...
Люди выглядели странно - они будто бы были иссушены болезнями или грехами, с желтовато-чёрными восковыми лицами. Бородатый мужчина запустил свою руку в волосы женщины, стоящей на коленях. Казалось, что все собравшиеся застыли в этом чудном ритуале иннокентьевской службы.
Глухой шум обращает на себя внимание бородатого мужчины. Он широко раскрывает свои испуганные глаза, осматривается по сторонам, и бесшумно гасит свечи одну за другой. Иван подаёт мне знак, и так же тихо, как мы пришли, так же мы и уходим к нашему укрытию в канаве.
- Мы останемся здесь до тех пор пока они не уйдут. Они что-то почувствовали и теперь рассыпаются в разные стороны. Если кто приблизится к нам - даже не думай проронить ни слова о том, что мы здесь увидели.
Через несколько мгновений во дворе проклятого дома появляются несколько силуэтов и исчезают как по волшебству.
Мы молча и без движения просидели в канаве более часа.
- Нам лучше пойти к жандармам и рассказать им всё, что мы видели.
Иван рассмеялся.
- Бесполезно. Они почувствовали кого-то у дома. Потом ещё долго сюда никто приходить не будет. Они найдут другое укрытие... Насколько мне известно, поблизости у них есть пещера, в которой находится настоящий иннокентьевский храм. Но нам потребуется очень много времени, чтобы его найти.

Женский «Святой».
День застал нас на окраине Дурлешт в доме, хозяин которого радушно нас принял. Это был один из тех молдаван с головой на плечах, который прошёл через многие испытания, но вышел он из них духовно целым, правоверным, таким, каким его родили и вырастили. Человек много знал о тайнах иннокентьевцев. Но жена его знала ещё больше, так как младшая её сестра попала к иннокентьевцам, будучи заманенной туда одним из тех «Святых», который надругался над ней, после чего она безмерно страдала.
- Нет большего греха, - говорит женщина, живая и умная молдаванка, - чем тот, который совершают эти шарлатаны, отравляя наши ума и души, которые оскверняют наши иконы и измываются над нашими телами... Для этих людей виселица была бы самым лёгким наказанием...
- А как твоя сестра стала иннокентьевцем?
- Так же, как и другие девушки, которы верят лживым речам этих «Святых». Влюбилась она в одного парня из своего села. Но парень её не любил. Она пыталась его приворожить, перепробовала всё, до тех пор, пока однажды ей одна женщина не рассказала, что только «Святой Демиров» - женский святой -  может положить её любимого к её ногам. Она и поверила, дурочка. Пять-шесть лет тому назад некий Балинский выдавал себя за «Святого Демирова». Иннокентьевец-шарлатан, который пользовался наивностью наших местных женщин и девушек... Может, и вы слышали об этом «святом», от деяний которого содрогнулся весь народ... Его называли и Святым Дьяволом.
Дьявол искушал её, давая надежду на то, что парень полюбит её. Но в языческом храме этого святого, там же, где и многие другие бессарабские женщины нашли своё несчастье, сестра моя потеряла и душу, и тело...
Женщина задумалась, её глаза увлажнились. Слеза скатилась по её щеке.
- И что же стало с твоей сестрой?
- Она умерла в Кишинёве, в больнице, страдая от болезней. А «Святого», насколько мне известно, задержали в тот момент, когда 15 несчастных обнажённых девушек совершали вокруг костра какой-то дьявольский обряд... Рассказывают, что к этому «святому» приходили и городские барышни, соблазнённые мастерством, с которым этот дьявол в человеческом облике умел прокрасться в душу, а также вином, песнопениями, пряностями... На костре сжигали ароматные вещества, которые опьяняли несчастных жертв...  «Храм Демирова» может с полным правом называться храмом разврата, так разврат и оргии были единственным занятием этого иннокентьевца.
- И я знаю одну женщину, - добавляет муж, - которая умерла в Костюженах, будучи безумной. Она служила в храме Царевки с иннокентьевскими «священниками» Герасимом и Соломоном Гросу, которых в конце концов арестовали жандармы. Когда их арестовали в момент службы - они все были обнажёны.

Иннокентьевские заповеди.
- А как ты можешь объяснить распространение таких заблуждений, которые превосходят любое воображение? Я вижу столько благоразумных людей, которые могли бы бороться с этими проклятыми.
Мужчина качает головой и, промолчав недолго, отвечает:
- Были бы все благоразумными! Мы, бессарабцы, намного более верующие люди, чем ты себе представляешь. Но насколько мы верующие, настолько мы легко внушаемые. Одно доброе слово, ведущее к сердцу, может открыть ворота, через которые может пройти как добро, так и зло. Случайное событие, которое можно расценить как чудо, уже может с лёгкостью присвоить простому смертному, всегда шарлатану, звание «святого». Пригретая на груди змея в конце всегда кусается. Мы виноваты в том, что пускаем в свои сёла таких змей. Да и выбирают иннокетьевцы своих жертв среди тех, кто склонен к преувеличениям и фанатизму. Такие и становятся самыми опасными проповедниками.
- Я слышал, что у этих сектантов есть свои заповеди.
- Конечно. Десять заповедей. Если хочешь, я тебе их перечислю, потому что однажды мне их назвал один иннокентьевец, которого я стараюсь вернуть на путь правый:
Греши, и простится тебе!
Не трудись. Живи под одной крышей со своими братьями-иннокентьевцами!
Не принимай участия в службе священников!
Верь только в Святого Иннокентия, который представляет Отца, Сына и Святого Духа!
Если ты мужчина, то оставь свою женщину.
Если ты женщина, то оставь своего мужчину.
Ненавидь правителей!
Хорони своих мёртвых без отпевания!
Терпи всё во имя иннокентьевцев.
Никому не рассказывай о местоположении наших храм и пещер!

В окрестностях села Дурлешты.
На карте бессарабских сект это село фигурирует как один из центров иннокентьевского движения.
На самом краю села можно увидеть ряд глубоких ям - оврагов и оползней, которые напоминают прохожему места, где укрываются иннокентьевцы. Выглядят эти овраги как подземелья, в которых сектанты практикуют свои беззакония.
Овраги у Дурлешт.
Овраги у Дурлешт.



Мы исследуем один из этих оврагов. Мои сопровождающие уверяют, что здесь находилась пещера, в которой служил сам знаменитый Татуня.
- Кстати, в Дурлештах как раз ожидают визит Татуни. Так слышно среди тех, кто присматривает за иннокентьевцами в этом селе.
Мы останавливаемся у колодца рядом с оврагами. Две кумы обсуждают какое-то событие. Мы достаточно быстро влились в беседу, и вот теперь в нашем деле нам помогают ещё две молдаванки. Та, что постарше, которая уже и повидала многое, подтверждает, что в селе достаточно заблудших душ «попа Полякова» и иннокентьевцев.
Кишинёв, Дурлешты, иннокентьевцы.
Дурлешты, разговор у колодца.

- Есть и молитвенные дома, куда они стараются заманить нас. Но нас с пути не сбить. Там, чуть выше, вы увидите сборище повозок, мужчин и женщин, ожидающих благословения Георге Пую, и он заблудший, который проводит службы и читает из святых книг, выпрашивая у каждого по 5 леев... Своими глазами вы увидите вещи, в которые трудно поверить, и если вы православный, то вы напишете об этом в своей газете, дабы услышали люди о том, что происходит в нашем селе.
- А жандармы разве сюда не приходят?
- Четыре раза они были в дома Мартина Нягу, обыскивая подвал, в котором должен был прятаться Татуня, «патриарх» иннокентьевцев.
- И что они нашли?
- Нашли подвал, из которого выносили глину, и который ещё не превратили в храм...
Мартин Нягу и его жена - иннокентьевцы. Но они утверждают, что они когда-то были иннокентьевцами, а сейчас - нет. Действительно, супруга Мартина общалась с Татуней во время его пребывания в Кишинёве, и, будучи ещё незамужней, была в Украине, в Балте, в монастыре, где тогда находился святой Иннокентий.
Во время этого повествования к колодцу подошли ещё несколько женщин. Одна из них сказала, что хоть в Дурлештах очень много заблудших, но и людей с головой на плечах достаточно.
- В любом случае, для приезжего, который интересуется сектантам, наши Дурлешты - это, несомненно, достопримечательность.
Мы в доме Мартина Нягу. В каждой из трёх комнат - по алтарю, полном икон. Четвёртое помещение , летняя кухня, больше похожа на зал для собраний с длинными скамьями и столами. Это помещение сообщается со всем остальным домом только маленьким окошком. Супруги-иннокентьевцы принимают у себя дома людей для совместных молитв. Эти собрания для молитв кажутся подозрительными, исходя из того, что супруги Нягу известны как приверженцы иннокентьевского движения, и власти не прекращают надзор за ними.
Жена Нягу пытается убедить меня, что совместные молитвы в её доме никому не приносят вреда...
- Ещё как приносят, женщина. Они вредят нашей вере предков. Человек может молиться где угодно. Но для молитв у нас есть церкви, куда и ты ходила когда-то. И там есть священники, и у них есть дар, которого нет у нас, простых смертных. Да и грехи ваши иннокентьевские...
Женщина широко открыла свои глаза, резко контрастирующие с её синюшным лицом.

III
На мои вопросы Мария Нягу отвечает с определённой убедительностью, пытаясь оправдать это странное заблуждение, которое оно считает «верой».
- Правда ли, что ты говорила с Татуней Григорием, патриархом иннокентьевцев, и что теперь ты ждёшь его приезда сюда, в этот дом?
Кишинёв, Дурлешты, иннокентьевцы
Мария Нягу из Дурлешт.

- Я беседовала с ним однажды в Кишинёве, когда он говорил перед другими братьями. От него исходила истина, и она затронула моё сердце. Но я его не жду. Так говорят люди в селе, да и жандармы думают, что он придёт сюда... Четыре раза они обыскали дом и двор, но так ничего и не нашли.
- Но говорят, что они обнаружили много глины, вытащенной из подвала, который ты готовила для иннокентьевцев.
Женщина замолчала, призадумавшись, но вскоре продолжила:
- Не делала я никаких подземелий...
- Но у иннокентьевцев в балтском монастыре бывала?
- Была. Но уже много времени прошло, вот уже двадцать лет. Тогда был жив Святой Иннокентий, о котором и вы слышали...
Разговор незаметно переходит на обсуждение иннокентьевских ритуалов. Женщина осторожно уклонялась от ответов на интересующие меня вопросы и пыталась сдвинуть тему беседы. Это обычная тактика, которую эти заблудшие используют, когда чужак пытается проникнуть в их тайны.
У ворот дома, про который нам один из местных жителей рассказал, что здесь находится молитвенный дом иннокентьевцев, стояли две женщины и пылко что-то обсуждали. Я встрял в эту беседу, спросив, где живёт Иляна Рошка.
- Ты знаком с Иляной? - спросила меня одна из женщина, удивлённая моим неожиданным появлением.
- Конечно. Я пришёл, чтобы посмотреть на её молитвенный дом.
Женщины с трудом пытались сдержать своё удивление. Одна из них попыталась спросить:
- А ты, наверное ...
- Нет, я не один из них. Я пришёл поговорить с этой женщиной, потому что слышал, что она давно из иннокентьевцев.
- О ней мы как раз сейчас и беседовали. Говорили о наших женщинах и девушках, которых она заманивает к себе домой... в дом греха, который Господь Бог не прощает и простить не сможет...
- И всё же, я хотел бы поговорить с Иляной.
- Она уехала в город к «попу» Полякову, тому, который призывает нас пойти против нашей церкви.
Кишинёв, Дурлешты, иннокентьевцы
Беседа с местными жителями.

Разговорчивые женщины приглашают нас в дом одной из соседок, где проживает Санда-иннокетьевец, девушка, которая попав однажды в иннокентьевскую пещеру, до сих пор страдает от тяжёлой болезни, терзающей её душу и плоть...
И вот, через несколько минут, мы уже находимся у какого-то полуразвалившегося хлева, у дверей которого лежит, прижав колени к лицу, бледная и хрупкая девушка, одетая в лохмотья.
Принявшая нас хозяйка быстро объясняет нам грех Санды, которую она из жалости приютила.
Санда была несколько лет тому назад в подземелье Вэрзэрешт, там, где сотни девушек потеряли свою духовную и телесную чистоту, там, где «Бессарабский Распутин» - знаменитый «Святой Николай» вместе со своими иннокентьевцами устраивал бесконечные оргии. Но и сама хозяйка была там, будучи заманенной другой женщиной из соседнего села. Она пробыла там один день и одну ночь. И то, что она там увидела, словами передать невозможно.
- Посмотрите на Санду, на то, как она бьётся между жизнью и смертью. В таком состоянии она уже почти год. Почти ничего не ест.  В те редкие моменты, когда она открывает глаза - взгляд у неё испуганный. Только однажды она смогла заговорить со мной, и тогда она рассказала мне, как в варзарештском подземелье ей за одну ночь пришлось переспать с пятнадцатью «братьями». При этом «Святой Николай» говорил ей, что чем больше она будет грешить в подземелье, то тем больше грехов ей отпустится. К слову, этот Святой, отсидевший уже в тюрьме год за подобные деяния, и был её первым мужчиной...
- А в Вэрзэрештах находится отличная от других пещера?
- Такое же иннокентьевское подземелье. Но больше по размерам, там больше народа находится, и она больше привлекает женщин, потому как там служил сам Святой, который, как мы верили, творил чудеса....  Но я лично убедилась, что все эти чудеса начинаются с плотских грехов...
- Но, видимо, грехи эти не отталкивали женщин-иннокентьевцев....
- Они, какие бы их желания не одолевали, участвовали в таких ритуалах только по приказу Святого.
Татуня Григорий (Григорий Кулека) - руководитель бессарабских иннокентьевцев.
Татуня Григорий (Григорий Кулека) - руководитель бессарабских иннокентьевцев.



- Ты сказала, что была в Вэрзэрештах. Не могла бы ты рассказать, что видела в тамошнем подземелье?
Женщина осторожно оглядывается по сторонам, чтобы убедиться, что никто не подслушивает. И говорит:
- Та пещера в Вэрзэрештах, где служил сам Святой, и для меня является горьким воспоминанием, как и для остальных женщин и девушек. Я попала туда по призыву одной женщины, соблазнившейся «чудесами» некоего «святого», который набирал своих жертв, в основном, среди легковерных девушек.  То, что я там увидела, я бы не смогла рассказать - это были невероятные и постыдные вещи! Поначалу я думала, что Господь похитил мой разум, и всё, что я вижу - это сон... Но уже утром, когда, ужаснувшись всего увиденного я попыталась бежать, я поняла, что провела ночь в подземелье греха среди самых мерзких людей...
"Пречистая Мать" - помощница Татуни Григория.
"Пречистая Мать" - помощница Татуни Григория.

- Но как тебе удалось остаться в пещере без того, чтобы у тебя не попросили ту же «жертву», о которой просили и у других девушек?
Женщина опустила глаза, смутившись. Но продолжила:
- С того момента, как я вошла в пещеру и увидела кругом себя голых людей - женщин и мужчин вперемежку, которые впивались глазами в иконы, развешанные по стенам, я сразу хотела бежать от стыда. Но женщина, которая меня привела сюда, предупредила, что покинуть пещеру можно только с разрешения «Святого», иначе охраняющие вход «братья» убьют меня...
Поэтому я притворилась больной. Я вся дрожала от ужаса, отвращения и стыда. Я задыхалась от тяжёлого воздуха, смешанного с ладанным дымом и алкогольными испарениями. Я чувствовала, как кровь приливает к голове, как горят глаза, как звенит в ушах.
Пока я стояла в одном из углов подземелья, один из охранников подошёл ко мне, увидел моё состояние и сказал:
- Не бойся, Святой тебя излечит тебя от любой болезни и отпустит тебе все грехи. Но для начала выпей вина.
У «брата» было лицо землистого цвета, стеклянные глаза, хриплый голос, и смех его был похож на дьявольский...
Так и простояла я в стороне около часа. Я впала в своего рода транс, с каждой минутой всё более глубокий. Ладан в изобилии курился в каждом из углов. Может, от этого ладана мне и стало плохо. Одна из обнажённых женщин (но с крестиком на груди) протянула мне чашу с вином. Я выпила, и мне сразу полегчало. Я забилась в один из углов, полностью подавленная. И оттуда я уже смогла разобрать достаточно ясно всё то, что не могла раньше увидеть из-за густого дыма. На полу копошились вперемежку мужские и женские тела. Некоторые уже уснули в самых невообразимых позах, которые свидетельствовали о царившей тут распущенности.  Разумеется, они все были очень пьяны. Если бы раньше кто-то мне рассказал, что такое существует, что есть люди, способные совершать подобные грехи, то я бы подумала, что надо мной издеваются, или что рассказчик бредит.
Приведшая меня сюда женщина принесла мне кусок мяса и чашу вина. Она, как и остальные, была раздета и пыталась меня убедить, что это из-за того, что здесь очень жарко. Тем временем подошли ещё две женщины, собиравшиеся посвятить меня в тайны иннокентьевцев...
От них я узнала, что Святой уже третью ночь проводит с шестью девственницами, которых он сам и привёл из Оргеева, и что он только ближе к рассвету может заняться и другими «грешницами», потому как через грех им простится и отпустится.
- При первом визите в пещеру ты должна понимать, что всё, что здесь видишь, делается для нашего искупления. Здесь каждый делает всё, что ему прикажет его сердце и его плоть. Чем больше ты согрешишь, тем больше Святой и очистит тебя от грехов. После того, как ты выйдешь отсюда, ты не должна никому ничего говорить о том, что с тобой здесь произошло. Это укрепляет нашу веру. Даже если тебя будут мучать самыми страшными пытками - и тогда ты не должна выдать место, где мы собираемся, и не рассказывать о том, что мы здесь делаем.
Всё ещё в затуманенном сознании я смотрела на говорившую женщину, глаза которой буквально выходили из орбит. В это время к нам подошёл голый мужчина и приказал нам пойти на «службу».
- Какую службу?
- Сейчас поймёшь, - продолжила подошедшая раннее женщина. Служба принятия тех шестерых девушек, тебя и ещё двух женщин-иннокентьевцев, пришедших раннее...
- Но я не смогу пойти, я ещё чувствую себя нехорошо. Я останусь здесь, до тех пор, пока Святой не разрешит мне уйти.
Некоторое время я оставалась наедине, наблюдая весь тот разврат, происходивший перед моими глазами. Неожиданно необычный шум привлёк моё внимание к другому представлению, странному и варварскому. Мужчина избивал плёткой извивающуюся на земле женщину. Хотя ей было больно, очевидно, что женщине это очень нравилось. Я не могла оторвать глаз. Ко мне подошла девушка, качаясь и опираясь на стены пещеры. Она спросила, смеясь:
- Чему ты так удивляешься? Ты из наших или пришла следить за нами?
- А за что он её избивает?
- Она сама попросила. Это Соня, моя подружка. Ей всегда хочется этого, после того как она выпьет.
Это меня ошеломило полностью. Я чувствовала, что и сама могу сойти с ума среди всех этих безумцев. Я попыталась попросить у одного из голых «братьев» чашку воды, на что он мне очень строго ответил, что на таких встречах воду не пьют.
Иннокентьевцы, Бессарабия
Иннокентьевцы.

Та упрямость, с которой я отказывалась пройти и в другие помещения подземелья, где наверняка творились и большие непотребства, наконец вызвала подозрение у охранников храма - помощников Святого. Один из них, бородатый и похожий на циркового борца, подошёл ко мне в сопровождении двух «сестёр» и начал меня расспрашивать. Я ему рассказал, откуда я, кто меня привёл и о моём горячем желании стать верующим иннокентьевцем. Но сейчас я больна, и как только выздоровею - я вернусь к ним.
Помощник Святого пробормотал что-то непонятное, и, пытаясь смотреть мне в глаза, сказал:
- Может, тебя прислали жандармы следить за нами. Ты понимаешь, что если это так, то кости твои останутся здесь?
Я онемела от острого взгляда. Мужчина ухватил меня за волосы и провыл:
- Идём молиться!
Не помню, как я оказалась среди группы женщин, преклонивших свои колени перед иконой. Перед этими женщинами неподвижно лежал на скамье голый мужчина. Вдоль стены были разбросаны свидетельства закончившегося пиршества - остатки еды, хлебные корки, перевёрнутые чашы.
Женщины неподвижно стояли на коленях, словно статуи, с полузакрытыми глазами. Я не могла понять, в чём заключается молитва этих иннокентьевцев, погружённых в свои мысли. Даже их осквернённые иконы, развешанные над мужчиной на скамье, не были видны из-за густого дыма ладана и свеч.
Наконец два «брата» принесли котёл с углями, поверх которых они положили ароматные травы. Это был так называемый «костёр грехов», о котором я слышала от других иннокентьевцев. Женщины поднялись, словно машины, и начали ходить кругом вокруг костра, изгибая свои измученные болячками тела.  Круг становился всё шире и шире по мере того, как в него вступали остальные «братья», повторяющие всё те же движения.
И вот костёр обступили уже несколько кругов верующих, которые тем самым отмывались от ранее совершённых ими грехов.
Ароматные травы источали головокружительные запахи, которые вскоре подействовали. Братья и сёстры попадали друг на друга, образовав груду застывших тел...
Я поднялась и увидела, что происходит в другом помещении. Пиршество и разврат там ещё продолжались.
Я закрыло лицо ладонями и укрылась надолго в своём уголке. Я не знаю, что происходило дальше. Кажется, уснула и я. Когда я проснулась, то увидела перед собой Святого. Он держал в руках большой крест и что-то рассказывал мне сладким голосом. Во взгляде его было что-то от взгляда змеи, которая гипнотизирует свою жертву перед тем как удушить её.
Он погладил меня и пообещал, что до рассвета я излечусь от моих внутренних страданий. Он процитировал несколько стихов из Библии и пригласил меня в то место пещеры, где находились и те шесть девушек.
Кишинёв, иннокентьевцы.
Девушки-иннокентьевцы.
Когда он призвал меня раздеться, тогда я поняла всю извращённость этого монстра с человеческим лицом, который во имя какого-то языческого божка и совершал все эти беззакония.
Я попросила его благословить меня и разрешить мне остаться одетой до тех пор, пока мне не будет позволено уйти.
Святой Николай трижды ударил меня по голове своим железным крестом и приказал одному из своих помощников проводить меня за шоссе. Меня же заставил поклясться, что я никому никогда не расскажу об увиденном мною, и подарил мне две фотографии со Святым Иннокентием.
Рассвело. Когда я поняла, что я свободна и не помешалась разумом, я поцеловала землю, поблагодарив Господа, за то что он смилостивился и помог мне выбраться из ада, в который я попала.
Никому до сих пор я не рассказывала о том, что я видела в этой проклятой пещере. И тебе бы не рассказала, если бы не узнала, что ты из газеты, и что написанное тобой сможет спасти от гибели столько душ...
- И муж твой не знает?
- И он не знает. А знал бы, то выгнал бы меня, наверное, не поверив в то, что я находилась всю ночь среди этого непотребства и не участвовала в нём.
- А если твой муж, по понятным причинам, станет и он иннокентьевцем - что тогда ты сделаешь?
Женщина насупилась и ответила твёрдым голосом:
- Я бы забила его камнями!

IV
Исповедь женщины, пережившей против своей воли ночь ужаса в проклятой пещере, произвела на меня глубокое впечатление. Тень печали затмила взгляд женщины, которая раскрыла мне всю низость падения этих безумцев, которые волнуют, отравляют и губят столько невинных душ...
- Жаль, что все эти иннокентьевские беззакония не известны миру.
- Если бы народ знал их такими, какие они есть на самом деле, - добавляет другая женщина, - их проповедников бы прогоняли камнями. Была у меня подружка, Наташа Арнауту. Грех подтолкнул её в сети иннокентьевцев. Рассказывают, что служит она в храме Алчедара. Мне удалось увидеть её спустя несколько лет. И лучше бы я её не видела никогда. Она превратилась в безумную истеричку, вызывающую только жалость. Не знаю, где она сейчас страдает за свои грехи. Но одно знаю, что из здоровой спокойной женщины иннокентьевцы превратили её в больную с ног до головы падаль.
Дом Георгия Пую в Дурлештах представляет собой нечто большее, чем просто молитвенный дом. Сюда собираются люди со всех окраин Бессарабии, прельщённые чудотворными молитвами этого человека, утверждающего, что он обладает божественными дарами, которыми он может поделиться с любым в обмен на скромную сумму денег. За каждую молитву Георге Пую берёт по 5 леев, и это помимо тех подарков, которые он получает от каждого, кто остаётся довольным.
Женщина, которая поведала мне ранее тайны иннокентьевцев, посоветовала пойти и побеседовать с этим чудаковатым «священником».
Мы все отправляемся к дому Геогрия Пую.
В соседнем дворе приёмный сын Георге, Ион Марицов, и его жена Маня занимались починкой стены.
Ион объяснил нам, чем занимается старик Георге, который в данный момент был по делам в городе. Он подтвердил, что действительно Георге Пую проводит службы, и в соседнем домике собирается отовсюду народ, которым старик читает «из церковных книг».
- По пять леев за каждую молитву?
- Пять леев.
Мы исследуем соседний двор. Маня Марицова, подвижная и трудолюбивая женщина, вызвалась показать нам новенький подвал рядом с домом. После она нас провела к жилищу старика, рядом с которым стоял подозрительный и запертый на замок домик.
Кишинёв, Дурлешты, иннокентьевцы.
Вход в подвал у дома Георге Пую, Дурлешты.

В жилище старика мы обнаружили двоих людей, которые не смогли объяснить, зачем они там находятся. Один из них, русский с пушистой седой бородой, зашёл якобы сюда «случайно», но прошёл для этого двадцать километров и теперь читает молитвенник, который он нашёл в «алтаре» в этом доме. Вторая - больная женщина, жёлтая словно воск, лежала на постели.
Русского звали Иван Капсак, и был он из Крикова, женщину - Иляна Малкоч.
Русский бормотал нам что-то на ломанном молдавском, но так и не рассказал, что он делает в доме Пую...
Кишинёв, иннокентьевцы.
Бессарабский сектант.

Женщина, которую наш визит застал врасплох, попыталась убедить нас, что она - одна из родственников, пришедшая увидеть старика, который является настоящим «Божьим человеком».
Но, конечно же, оба они были одними из последователей, ожидавшие возвращения старика, наделённого «даром чудотворца».
Я сочувствовал женщине. Накануне она была прооперирована. Но вместо должного ухода, она помчалась к старику Георге, веря в его дар исцелять и в легенду, которая приписывает ему мистические силы.
Мы вышли во двор, обсуждая этих двоих, пополнивших ряды сектантов. Девчушка, принёсшая одной из женщин из нашей группы что-то из еды, рассказала, как недавно сама чуть было не стала жертвой иннокетьевцев под предводительством Пыслару.
Девушка поведала, как одна из его последовательниц - а ему было уже 80, и называл он себя «Апостолом Иоанном» - предложила укрыться в одной из пещер, где находились исключительно девушки, и где все службы проводил лично Апостол.
- И где находилась пещера Апостола?
- В Флорештах, в нескольких километрах от Скулен. Моё счастье, что я сначала рассказала об этом своим родителям, иначе не быть мне сейчас среди людей.
- И я чуть было не потеряла свою дочь таким образом, - говорит одна из сопровождающих нас женщин..
Три года назад в окрестностях Скулен действовало несколько центров иннокентьевцев, над которыми стоял Апостол Иоанн, патриарх северных иннокентьевцев. Но настоящим руководителем был гораздо более опасный человек - Николай Барба-Рошие. Он считался первосвященником секты и набирал своих жертв из девочек возрастом 14-18 лет. Этому подлецу помогала «Святая Ирина из Скулен», другая безумица, которая бродила по сёлам, заманивая девушек в стадо Николая Барба-Рошие.
«Святая» ради этого «Барба-Рошие» согрешила достаточно. Говорят, что он был бывшим жандармом из жудеца Четатя Албэ по фамилии Соколяну, которого выгнали за злоупотребления.
«Святая Ирина» и другая проповедница Онихентура были его двумя помощницами, которые бродили по сёлам, заманивая девушек к иннокентьевцам.
Николай Барба-Рошие известен по всему краю за свои развратные поступки. Люди говорят, что очень много падших женщин стремились к нему, наслышавшись различных легенд, воспевавших его в качестве настоящего Распутина и чудотворца.
- Но ведь Распутин был наиподлейшим человеком.
- Но и Барба-Рошие не был лучше. Он и так называемый «Святой Николай» сделали с нашей Бессарабией то же, что и тот подлец со Святой Русью.
- Мне кажется, что своим успехам Барба-Рошие обязан в большей степени Святой Ирине из Скулен, если судить по этим слухам.
- Так и есть. Но эта женщина лишь до определённой поры находила общий язык с ним. Однажды они поссорились и подрались, в результате чего «Святая» умерла...
Тогда жители села преподали урок иннокентьевцам. Они отказались хоронить тело «Святой» на сельском кладбище.
Иннокентьевцы во главе с проповедником Дойной силой попытались провести похороны. Но крестьяне были настроены решительно. Если бы не вмешались власти, то иннокентьевцам несомненно досталось бы. В конце концов «Святую» похоронили на окраине у канавы, согласно её заслугам.
- Я вижу, ты хорошо знакома с жизнью Николая Барбэ-Рошие...
- Я знаю всё это со слов одной девушки из Старой Резины, племянницы одной тётушки, которую некто Казаку заманил в скулянскую пещеру к Барбэ-Рошие. Там в Скулянах, красивая, но глупая девушка и увидела красного черта - так ещё называют у нас люди Николая Барбэ-Рошие.
- Выходит, у Барбэ-Рошие была цела армия людей, заманивающая жертв в храмы у Скулен?
- Господь его знает. Столько разных бродит и смущает народ по сёлам, что уже и не понятно, чьих они будут. Точно известно, что кроме пещер Татуни Григория у Оргеева, кроме пещер Святого Николая у Вэрзэрешт и других предводителей иннокентьевцев, у Николая Барба-Рошие была своя организация и свои последователи. Как я уже говорила, Барба-Рошие набирал только девушек-иннокетьевцев, предпочитая тех, что были возрастом до 18 лет. Он их заставлял служить под начальством некой Стелы. Но все они слушались Патриарха Севера - Иоанна Апостола, 80-летнего старика.
Иннокентьевец, Бессарабия
Иннокентьевец.

- То есть, иннокентьевцы раздроблены на разные группы под управлением различных патриархов.
- Всё это деление только для того, чтобы более эффективно эксплуатировать несчастные жертвы. Между собой они все прекрасно ладят, так как у них те же верования иннокентьевцев, и у всех у них один и тот же девиз: согреши, и простится тебе!
- Как ты можешь объяснить, что, несмотря на все беззакония Николай Барбэ-Рошие до сих пор на свободе и никто его не тревожит?
- Думаю, что он ускользает от рук властей, прибегая к хитростям или просто бежит. Будучи когда-то одним из полицейских, он знает места, знает как прятаться и укрываться от глаз жандармов. Да и проводит он свою жизнь в основном под землёй, как крот.
Пока мы стояли во дворе дома Георге Пую и беседовали, сюда зашли ещё несколько людей из близлежащих сёл. Все они искали старика. Я попытался завязать беседу с этими добропорядочными людьми, которые по своей наивности не дают себе отчёта в том, в какое заблуждение они стремятся, и какую опасность представляют эти иннокентьевцы для них и для всего бессарабского народа.
Один из пришедших, более разговорчивый, попытался доказать мне, что большинство сектантов-иннокентьевцев не практикуют ритуалы в подземельях, и никакого греха на них нет. Даже напротив, выйдя из-под надзора священников, которые сами не поступают, как велит Священное Писание, каждый из них может поклоняться так, как ему захочется. Я ему разъяснил, и мне кажется, что достаточно убедительно, что именно из-за сектантской пропаганды и исходит этот грех, который приводит к непослушанию нашей святой церкви, осквернению икон и святых книг, к нашему духовному разложению и к тьме, ведущей нас к пропасти.
Собравшиеся с нами люди также привели достаточно аргументов в пользу того, почему каждый добропорядочный румын должен бороться с сектантами. Двое из пришедших к Пую согласились и сообщили, что вернутся к той вере, в которой они родились.
Местные жители, с которыми я успел сдружиться, провели меня до окраины села. Они пообещали, что каждый из них будет стараться убедить заблудших вернуться в родную церковь, что они будут разрушать молитвенные дома иннокетьевцев и не посещать различные религиозные собрания, которые проводятся всякими авантюристами и шарлатанами.
Когда шофёр автомобиля, приехавшего за мной из Кишинёва, сообщил мне, что там меня уже ждут Святой Николай (Некулай Боадже) и так называемая Святая Пятница, одна из женщин взорвалась:
- Приехал бы он сюда к нам, мы бы его камнями побили! Какой же он святой, конокрад этот?
- Да, человек согрешил, но сейчас он отступился от своих заблуждений и вернулся к нашей правой вере. Поэтому и попросил я его приехать в Кишинёв, чтобы поговорить с ним.
Самый из пожилых селян в сомнении покачал головой.
- Неужели ты думаешь, что это возможно? Не знаешь ли ты, что сколько волка не корми, он всё равно в лес  смотрит?
V
В домике с тёмными окошками нас ждёт Святой Николай. Его сопровождает Иоана Малинчук, которая известна бессарабцам как иннокентьевская Святая Пятница.
Кишинёв, иннокентьевцы
"Святой Николай".

Оба выглядят спокойными, как будто бы их грехи и не давят на них. Во взгляде Святого читается гипнотическая сила возмутителя толп - странная смесь ума, живости и демонического «распутинизма».
Под густыми бровями - подвижные глаза, которые наблюдают за каждым жестом, замечают каждое движение.
«Святая Пятница» сидит жёстко и неподвижно, как на церемонии. Она похоже на восковую статую жёлто-чёрно-оливкового цвета. Она жадно рассматривает Святого, которого до сих боготворит и считает настоящим посланником Господа.
Торжественно моргая своими серо-зелёными глазами, она пытается выглядеть внушительно, быть похожей на мученицу.
Кишинёв, иннокентьевцы
"Святая Пятница".

- Тебя называют «Святой Пятницей»?
Женщина молчит, уставившись в стену, будто бы молясь. После короткой паузы женщина нехотя отвечает:
- Я Иоана Малинчук из Гэлэешт.
- Почему ты называешь себя Святой?
- Святой Николай, присутствующий здесь, а также народ, который меня знает, так называют. Я не знаю, если заслуживаю это имя. Знаю лишь то, что всё, что говорит Святой, благословивший меня, исходит от самого Бога...
- Правда ли, что ты прогнала своего мужа для того, чтобы могла жить со «Святым»?
Николай Боадже бросает на меня пронзительный взгляд. Святая Пятница отвечает достаточно быстро:
- Да, я его прогнала. Потому что он был ленив. А что касается Святого Николая, который наставил меня на путь искупления, то он является моим духовным отцом...
- Что же за отец он такой, если он отобрал хлеб у детей твоих? Ты ведь продала свой скот, чтобы купить ему священнические одеяния.
- Верно, я ему купила одежду. Но мне приснился сон, а потом и посетило видение, в котором ангелы меня призвали следовать Святому. Я видела его в золотых и серебряных одеяниях, и глас с неба мне приказал: «Грешница, следуй за ним. Приобрети для него королевские одеяния, в которых он будет проповедовать веру Иннокентия, и будь до самой своей смерти рядом со Святым, который страдает за вас!». Я целый день не могла вымолвить ни слова. А потом и поступила так, как мне было приказано.
- Знаешь ли ты, что этот Святой - никто иной как Николай Боадже, твой односельчанин, грешник, который даже успел искупить часть своих грехов в тюрьме?
- Он много страдал. И, возможно, ещё будет страдать. Но для нас, которые верят заповедям Святого Иннокентия, все земные грехи и страдания не имеют значения.
И Святая выкладывает теорию о грехах, которые мы, незнающие, считаем тяжкими, тогда как существуют другие прегрешения, не плотские. И те грехи намного более тяжёлые, вот их и нужно бояться.
Святой Николай, до этого спокойно слушавший речь своей верной помощницы, тоже включается в беседу, рассказывая мне о том, как зародилось настоящее иннокентьевское движение. Эту легенду рассказывают их проповедники, включая туда события от деяний чудотворца Святого Феодосия до наших дней и мест.
oldchisinau_com-inochentie-0020
"Святой Николай" и "Святая Пятница" беседуют.

Святой Николай действительно обладает даром красноречия, помогающем ему завоевать легковерных людей своими рассказами и легендами.
Среди прочего он поведал о чуде, произошедшем с мощами Святого Феодосия, спрятанными в лесу в металлическом гробу, который иннокентьевцы нашли благодаря своим молитвам.
Потом он рассказал, как он был помазан самим Отцом Иннокентием, и как в монастыре Каменец-Подольска он стал убеждённым иннокентьевцем, и смог привлечь тамошних монахов, ставших ему братьями.
- Чудеса чудесами, но нас интересует то, что ты делал со своими девушками в пещерах.
Святой нахмурился, собираясь с мыслями, будто бы пытаясь вспомнить о чём-то, произошедшем очень давно...
- Помнишь ли ты Агафью Беглицу, которую ты обесчестил, и отсидел за это год в тюрьме?
Николай Боадже недоумевал. Он округлил глаза, удивившись тому, что я знал об одной из его жертв, и попытался сменить тему, спросив меня, какую выгоду я преследую, задавая эти вопросы.
- Для нас выгоды нет никакой.  Но ответы будут полезны тем, кто может попасть под чары иннокентьевцев. Нам сказали, что ты сбросил одежды, подаренные тобой Иоанной, и что ты отрёкся от иннокентьевцев.
- Отрёкся.
- Например, нам сообщили, как в ходе одного из расследований, ты признался прокурору из Оргеева, что на твоей совести более двухсот невиновных девушек, которых ты заманил на свои службы в пещере.
Кишинёв, иннокентьевцы.
"Святой Николай" рассказывает о своём прошлом жандарму капитану Сакеларию из Кишинёва.

Святой глубоко задумался, охваченный внезапным раскаянием. Я понял, что продолжая подобные вопросы, я ворошу душу, которая всего лишь недавно вернулась на путь истинный через труд, размышления и молитвы. Поэтому я решил изменить характер разговора, чтобы узнать хоть что-то о методах, которыми Святой пользовался в своём деле.
Кроме всего прочего он рассказал и о своём особом голосе, который он использовал при особо важных службах в пещерах, где женщины в экстазе могли его слушать часами.
- Хотите, я вам спою?
И Святой, к которому вернулось добродушное настроение, запел так, как он когда-то пел в храме греха.
Тем временем Иван-иннокентьевец, куда-то пропавший на короткое время, вернулся в сопровождении двух женщин. Обе они были жертвами «Архангела Михаила» (Александра Куляка), который несколько лет назад возглавлял пещеру из Петруни, самую большую и скандальную из когда-то существующих.
Кишинёв, иннокентьевцы.
"Архангел Михаил" (Александр Куляк). С фотографии, имевшей хождение у иннокентьевцев.

Эти женщины, которые, как и Иван уже отреклись от иннокетьевцев, сохраняли ещё на своём лице ту печать ненормальности, которую можно заметить у сектантов, проводящих свою жизнь в подземельях.
Иван, старавшийся изо всех сил представить нам настоящих сектантов, смог их убедить рассказать их всю правду о том, что происходило в храме греха в Лимбенах, примерно в 600 м от села Петруня.
- Наверняка вы наслышаны о пещере Архангела Михаила из Петруни, в которой мы, несколько сотен женщин и мужчин, укрывались. Там служил сам «Архангел» со своими помощниками, которых мы тогда воспринимали как ангелов-хранителей. Мы тогда были слепы, так же слепы, как и все иннокентьевцы, которые послушавшись заповеди «согреши, и простится тебе», забыли о своём теле и своей душе.
Схемы иннокентьевских подземелий у Петруни.
Схемы иннокентьевских подземелий у Петруни.

Там были две большие пещеры у двух заброшенных домов. Домами владели Хуцу и Подару, местные жители. Были они, наверное, доверенными лицами «Архангела Михаила».
Люди выкопали подземелье с помещениями для торжеств, с камерами хранениями для продуктов и вина, с укромными местами, где проводил службы «Архангел». В центре была обустроена подземная церковь.
Иннокентьевцы, Бессарабия
Подземная церковь, в которой служил "Архангел Михаил".
Всё подземелье имело форму креста. Иннокентьевские мастера обустроили достаточно вентиляционных отверстий, чтобы несколько сотен приверженцев чувствовали себя комфортно.
Восемьдесят девушек служили непосредственно «Архангелу». Их и обнаружили голыми во время жандармского рейда. Большинство из тех девушек были такими же, как и мы - они не отдавали себе отчёт в происходящем, будучи очарованы иннокентьевскими демонами. Целыми неделями продолжались их празднества, начинавшиеся в полночь и заканчивающиеся на рассвете.
- Чем вы занимались днём?
- Часть из нас возвращались в свои хозяйства. Часть оставалась в пещере «Архангела», опьянённые выпивкой или ладаном. Некоторых из них использовал «Архангел» в целях, которые он считал святыми. В пещере всегда кто-то был, и всегда она охранялась верными иннокентьевцами.
- А «Архангел Михаил» проводил свои обряды так же, как и их предводитель Татуня?
- Точно так же. Всё те же подлости, те же оргии, те же беззакония. С одной лишь разницей - у «Архангела» была пещера больше и красивее, и помещений внутри было больше, и всех новых сестёр он отделял от уже бывалых женщин-иннокентьевцев.
Каждый приносил всё, что мог - деньги, еду, одежду. Всё это становилось общим.
Ежедневно «ангелы» приводили в пещеру новых жертв. До одного дня...
Бывший иннокентьевец, Тудосе Мустяцэ, выдаёт укрытие. Он и ещё пять жандармов окружают пещеру. Охранники забили тревогу, и те иннокентьевцы, что ещё могли стоять на ногах, вооружились топорами, палками и дубинками.
На помощь жандармам пришли около десяти крестьян из соседнего села.
В ответ на призывы жандармов выйти из пещеры иннокентьевцы забрасывают их камнями. Одного жандарма ранили в голову. Остальные попытались проникнуть в пещеру. Тогда иннокентьевцы набросились на жандармов, избивая их палками и дубинками. Завязалась потасовка. Обнажённые женщины с распущенными волосами, испугавшись происходящего, попытались бежать. Остальные иннокеннтьевцы, находившиеся ещё в пещере, бросились на помощь своим братьям, которых к тому времени уже окружили жандармы. Всего там было около 200 разъярённых иннокентьевцев, угрожавших жизни жандармов. Тогда начальник последних отдал приказ открыть огонь. Прозвучал залп и один из иннокентьевцев пал замертво. Ещё нескольких ранило. Толпа успокоилась, присутствующих арестовали. В создавшейся неразберихе многим удалось бежать. Среди них были и несколько рангом повыше, заслуживших, по меньшей мере, задержания.
Иннокентьевцы, Бессарабия
Задержанные иннокентьевцы.


Иннокентьевцы, Бессарабия
Задержанные иннокентьевцы.
Властям удалось разрушить пещеру, уничтожить осквернённые иконы, и вернуть в семьи множество жертв иннокентьевцев.
Иннокентьевцы, Бессарабия
Предметы культа, конфискованные у иннокентьевцев.

- Говорят, что в пещере Петруни были и иннокентьевцы-большевики.
- Возможно, но мы таких не встречали. Однако мы слышали о некоем Штефане Горе, который частенько переходил за Днестр, объясняя это необходимостью поддерживания контактов с иннокетьевцами из Балты. Однажды его задержали пограничники. Штефан был выряжен словно приведение - укутан в белую простынь, чтобы его не заметили в снегу.
- Ему нечего было искать в Балте. Тамошний монастырь был распущен ещё в 1919 году.
- Поэтому мы и подозревали его в том, что он всего лишь советский посланец, проводивший свои дела под прикрытием иннокетьевцев.
Иван подтвердил:
- Есть много иннокентьевцев, замешанных в таких делах. Этим людям больше нечего терять.
Иван рассказывает о полной приключений жизни «Архангела Михаила» со времён, когда он скрывался в Тодирештах, откуда он распространял книгу с иннокентьевскими молитвами.
- Он так же опасен, как и другие «Святые» и руководители иннокентьевцев, для которых ни одно из наказаний, предусмотренных законом, не является достаточно тяжёлым. Но однажды придёт день и этого «Архангела», который на самом деле грешнее самого дьявола.

Ион Тик.

 Перевёл с румынского Юрий Швец.

Ознакомиться с оригиналом статьи можно в журнале "Ilustraţiunea Română" (номера  45-49, 31 октября - 28 ноября 1934 года), опубликованном на Biblioteca digitală a Bucureştilor.

Комментариев нет: