четверг, 6 апреля 2017 г.

Памятник императору Александру I

Приближающийся 100-летний юбилей присоединения Бессарабии к России было решено увековечить, помимо многочисленных других мероприятий и проектов, и в камне в виде памятника Императору Александру I.
Губернским предводителем дворянства камергером А. Н. Крупенским для этих целей был сформирован специальный комитет, куда вошли он сам, Архиепископ Кишинёвский и Хотинский Серафим, гофмейстер Двора Его Императорского Величества А. Н. Харузин, губернатор Бессарабии М. Э. Гильхен и вице-губернатор А. Н. Юган, Председатель Бессарабской Губернской Земской Управы К. А. Мими, кишинёвский Городской Голова Ю. И. Левинский и камергер Его Императорского Величества А. К. Леонард (с 1912 года - предводитель дворянства Бессарабской губернии).
Разрешение на сооружение памятника в Кишинёве было дано 9 ноября 1911 года Императором Николаем II. Финансирование предполагалось из добровольных пожертвований, которые удалось собрать достаточно быстро в сумме около 120 000 рублей.
Памятник Императору Александру Кишинёв
Комитет по постройке памятника.

О разрешении мы узнаём и из газете “Московские ведомости” от 23 ноября 1911 года:
«Последовало Высочайшее соизволение на сооружение в Кишиневе в ознаменование исполняющегося 10 июля 1912 года столетия присоединения Бессарабии к Российской Империи на добровольные пожертвования памятника Александру I и на образование для этого особого комитета».
Комитет приступил к поиску скульптора, который бы предложил подходящий проект. Памятник предполагалось установить уже в следующем юбилейном 1912 году. Это накладывало жёсткие временные рамки для скульпторов, которые один за другим отказывались по этой причине от данного предложения. Поэтому решено было обратиться к зарубежным художникам. Итальянский скульптор Этторе Ксименес (Ettore Ximenes) изъявил своё желание разработать проект монумента и изготовить его в самые кратчайшие сроки - к сентябрю 1912 года.
Скульптор Этторе Ксименес
Скульптор Этторе Ксименес.
(wikipedia.com)

Выбор иностранного скульптора вызвал в прессе того времени жёсткую критику. Например, в газете «Одесский листок» от 24 апреля 1912 г вышла по этому поводу статья, в которой утверждалось, что местные художники знают и русский быт, и русскую историю, тогда как иностранные в этом всём «ни в зуб толкнуть», что для такого патриотического монумента очень важно. В этой же статье был раскритикован и сам проект памятника, представленный Э. Ксименесом:
«Идея памятника, которую должны выражать горельефы, та, что Россия принимает в свои объятия Бессарабию. Стало быть, «присоединение» надлежит тут понимать не в действительном смысле, а возвратном: Бессарабию никто не присоединял; она… сама себя присоединила. Но не в этом дело, а в выдержанности исполнения. Россию изображает женщина красивая, величественная, с распущенными волосами и подобием римской тоги на спине. Видевшие этот рисунок говорят, что в женщине этой гораздо больше общечеловеческого, чем русского, что изображает она не конкретную, русскую, а какую-то отвлечённую Россию. И Бессарабию изображает какая-то абстрактная, идеализированная пейзанка, без типичных черт».
Сомнениям подвергался и указанный Э. Ксименесом короткий срок выполнения работ.
С более полным описанием проекта можно ознакомиться в книге "Празднование столетнего юбилея присоединения Бессарабии к России: 1812-1912" (Кишинёв, 1914 г.):
«Памятник состоит из постамента, к которому ведет лестница из 7 ступеней, и фигуры Императора. Постамент и лестница из бовенского розового гранита; длина лестницы по фасаду Александровской улицы 12 метров. На постаменте установлена бронзовая фигура Императора, в 4 арш. вышины, в походном сюртуке, с непокрытой головой. У ног Императора, выступая от постамента, горельеф, изображающий в виде двух женщин, Россию принявшую в свои объятья исстрадавшуюся Молдавию. Горельеф из бронзы: над горельефом бронзовый орел, осеняющий своими могучими крыльями обе фигуры. Вышина архитектурной части памятника 6 метров .
Памятник имеет быть установлен в 9 арш. от ходовой полосы тротуара улицы. Стоимость памятника 75 т. р . фонари к нему 5 т. р., приведение площади около памятника в порядок 18 т. р.»
Рисунок-проект памятника Александру I. Кишинёв
Рисунок-проект памятника Александру I.


Рисунок-проект памятника Александру I. Кишинёв
Детали памятника

четверг, 16 марта 2017 г.

Кишинёв 1928 года глазами французского путешественника

Следующие воспоминания нашего города довольно необычны. Короткие зарисовки и описания были записаны как послания на почтовых открытках и высланы во Францию. Имени человека, который их оставил, мы не знаем, но нам известен адресат - в замок Бомон-сюр-Уаз (Chateau de Beaumont-sur-Oise) некоему (а, может, и некой) Poupis Chiriet.
Путешественник побывал в Кишинёве в ноябре 1928 года (описания он датировал 4 числом), а сами открытки он отправлял уже из Ясс. Сами открытки - это виды Кишинёва, то есть - всё то, что француз видел своими глазами. Он их пронумеровал, чтобы получатель смог прочесть рассказ в нужном порядке.

1) Гостиница «Лондон».

"В Кишинэу я остановился в этой гостинице. Этот город до последней войны  был русским и назывался Кишинёв. Сейчас он принадлежит Румынии. Город весь расчерчен прямыми и большими улицами, пересекающимися под прямым углом и излишне широкими".
Кишинёв гостиница Лондон
Гостиница "Лондон".
Здание не сохранилось.
Располагалось на углу нынешних улиц Пушкина и Митр. Варлаама.

oldchisinau_com-french-1928-002

среда, 22 февраля 2017 г.

Самые старые дома Кишинёва

В 1843 году в Кишинёве побывал известный польский писатель Юзеф Игнацы Крашевский. В достаточно подробном описании нашего города он упомянул и о некоторых примечательных зданиях:
«Улицы Кишинёва, как везде, правильно уставлены белыми домиками, ничем не отличающимися друг от друга, растущими как грибы. Это выражение в данном случае не преувеличено, потому что постройки растут на глазах. Я встретил только несколько более оригинальных старых домиков, наполовину деревянных, с балюстрадой и крылечками, высокими крышами и лестницами снаружи, со ставнями, поднимающимися вверх и выступами, дающими тень, под которой сидели с заложенными под себя ногами греки, болгары и молдаване, медленно куря табак.
Но число таких домиков, художественно выглядывающих, интересных для путешественника, постепенно уменьшается: их нужно искать, а скоро нельзя будет и найти. Вместо них настроят большие ящики, которые называются красивыми каменными домами, красивыми должно быть потому, что они гладки и белы. Старые дома, по-видимому, все предназначены на слом».
Описание любопытное, но кишинёвцу наших дней оно ничего не напомнит, таких домиков  он в городе наверняка не встречал. Попробуем разобраться, что так заинтересовало Ю. И. Крашевского в Кишинёве.
Нам в этом очень поможет событие, произошедшее спустя почти 100 лет после визита польского писателя - в 1931 году выходит статья румынского историка Петре Константинеску-Яшь «Cele mai vechi case din Chișinău» («Самые старые дома Кишинёва»). Как следует уже из самого названия, автор изучает самые старые дома нашего города, в частности - именно те, что описывал в 1843 году Ю. И. Крашевский.
П. Константинеску-Яшь относит появление этих домов к периоду сразу после русско-турецкой войны 1787-1791 гг и до первых лет после присоединения Бессарабии к России. В той войне Кишинёв особенно сильно пострадал, будучи разрушенным почти полностью, поэтому на указанный период приходится фаза активного его восстановления из пепелища.
А благодаря тому, что статья была богато иллюстрирована, мы сегодня можем увидеть, как эти здания выглядели.
Стоит учесть, что к моменту съёмки им было далеко за 100 лет, и все они располагались в старом, нижнем городе, являясь жилищами далеко не самых богатых кишинёвцев. Должного ухода эти дома не получали уже очень давно, поэтому на фотографиях они выглядят довольно потрёпанными.
самые старые дома Кишинёва
Дом Бонза на нынешней улице А Хыждеу.
Вид со двора.

самые старые дома Кишинёва
Дом Бонза на нынешней улице А Хыждеу.

самые старые дома Кишинёва
Дом Булгару на углу нынешних ул.А. Хыждеу и Кожокарилор.
Вид со двора.

воскресенье, 12 февраля 2017 г.

Мазаракиевская церковь - самое старое здание Кишинёва

Мазаракиевская церковь - самое старое из сохранившихся зданий Кишинёва и одно из самых загадочных. Дело в том, что нам до сих пор неизвестна дата её строительства. Год 1752, который так часто упоминается, достаточно условен, документально он нигде не подтверждается.  Впервые об этом упоминает П. Н. Батюшков в своём труде «Бессарабия. Историческое описание», изданном в Санкт-Петербурге в 1892 г. В этой книге он приводит историю, которую ему рассказал священник Михаил Чакир, который, в свою очередь, услышал её от одного из старцев, прихожанина Мазаракиевской церкви, а старец прочитал её на камне, который когда-то стоял у церкви, но потом пропал оттуда. Привожу этот отрывок полностью:
«Документальных сведений о времени сооружения Мазаракиевской церкви не найдено ни в одном из кишинёвских архивов, несмотря на сделанные по нашей просьбе изыскания, и лишь благодаря любезному содействию Л. С. Мацевича, кишинёвский священник о. Михаил Чакир доставил следующее предание, добытое им после долгих розысков среди местных старожилов из числа прихожан той же церкви. Один из них, старец лет 70-ти, рассказал отцу Михаилу, что упомянутая церковь сооружена в 1752 или 1772 году турецким сардаром Мазаракием по следующему поводу. Враги его подали на него, как на христианина, донос турецкому султану, от которого вышел приказ немедленно отдать Мазаракия под суд. Проживающий в Бендерах турецкий вали (губернатор) вызвал обвинённого к себе на суд. Мазаракий, отправляясь в Бендеры, помолился Богу и при этом дал обет соорудить на горе, где теперь фонтан, церковь в честь приближавшегося тогда праздника Рождества Пресвятой Богородицы, если Господь Бог поможет ему доказать свою правоту и выйти от вали оправданным. В Бендерах Мазаракий был вполне оправдан и, возвратясь в Кишинёв, соорудил обещанный храм. По словам рассказчика, об этом предании свидетельствовала надпись, выбитая на большом камне у церковных ворот, но ни надписи, ни камня не сохранилось».
И вот на этих скудных сведениях и основывались долгое время наши познания о Мазаракиевской церкви, и до сих пор эта история в ходу и передаётся дальше. Как видим, даже в рассказе старца нет точной даты. Он колеблется между 1752 годом и 1772, он не помнит третью цифру. Почему же был принят 1752 год, а не 1772? Потому что тот самый Мазаракий - вполне реальная личность. Сердар, бывший пыркэлаб Кишинёва Василаки (Василий) Мазараки - был человеком довольно заметным, оставившим свой след в документах того времени. Умер он около 1755 года, то есть рассказанная история о постройке нынешнего здания церкви не может относиться к 1772 году.
Чтобы понять, какая возникла путанница с датами, нужно ещё упомянуть, что на фасаде храма в советский период была установлена табличка, на которой выбит 1757 год.
Кишинёв Мазаракиевская церковь
Мазаракиевская церковь и Фонтан.
Фотография 1867 года.

вторник, 10 января 2017 г.

Столетие присоединения Бессарабии к России (15-17 мая 1912 года) в фотографиях

В мае 1912 года в Кишинёве прошли масштабные праздничные мероприятия, посвящённые столетнему юбилею присоединения Бессарабии к России. Мероприятия начались 13 мая, но основные события были намечены на период 15-17 мая. Из высоких гостей присутствовали товарищ министра внутренних дел Российской Империи (то есть заместитель министра) гофмейстер А. Н. Харузин со своей супругой.
Из Одессы освещать мероприятия был прислан фотокорреспондент "Одесского листка" Д. И. Пудичев, благодаря которому (а также иллюстрациям из книги "Празднование столетнего юбилея присоединения Бессарабии к России  1812-1912", Кишинёв, 1914 г.) мы сегодня можем видеть, как всё происходило.
Кишинёв украсили красивыми арками. Спустя два года, когда состоится продолжение торжеств с визитом императора Николая II, некоторые из этих временных конструкций заменят на более капитальные. Впрочем, и последним не было суждено долго стоять - около 1918 года они были снесены.
Кишинёв, столетие присоединения Бессарабии к России
Арка на Александровской улице напротив Благородного собрания
(нынешний бульвара Штефана чел Маре у кинотеатра "Patria").

Кишинёв, столетие присоединения Бессарабии к России
Арка на углу Болгарской и Александровской улиц.
Нынешний угол улицы Болгарской и бульвара Штефана чел Маре.

вторник, 3 января 2017 г.

Из альбома немецкого солдата - Кишинёв и Бельцы, 1941 год

Следующие снимки не были датированы немецким солдатом, сделавшим их. Но по видам можно с определённой долей уверенности предположить, что они относятся к лету-осени 1941 года (например, проёмы нижнего этажа Епархиального Дома ещё не заложены камнем, как мы это видим на фотографиях 1942 года).
Здесь солдат, находясь в сквере Кафедрального Собора, снял руины в центре Кишинёва. Мы видим сильно повреждённый Епархиальный Дом и немного потрёпанные Святые Ворота.
Кишинёв 1941
Епархиальный Дом и Святые Врата.