воскресенье, 7 декабря 2014 г.

Три редких книги о Бессарабии и Кишинёве

Благодаря Юрие Кожокару, предоставившему оригиналы нескольких редких старых книг, мне удалось отсканировать и представить заинтересованным читателям три следующих замечательные работы:

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Pribegi în țară răpită", Dumitru C. Moruzi; Iași, 1912.

Роман в трёх частях.
В романе описывается Бессарабия второй половины XIX века, даются очень живые описания этого края и Кишинёва в том числе, жителей и их нравов (с точки зрения жителя запрутской Молдовы).

На румынском языке, pdf, 60,8 MB.

Ссылка  для  и скачивания и просмотра


четверг, 20 ноября 2014 г.

Немецкие солдаты в Бессарабии. Фотографии 1944 года. Часть 3.

 Благодаря тому, что у многих немецких солдат были с собой камеры, фотографий военного периода сохранилось немало. И каждая из них является своеобразным окном в прошлое, помогающее нам немного понять жизнь и быт людей тех сложных времён.

В мои руки снова попал целый ряд фотографий из альбома немецкого солдата, воевавшего в 1944 году в Бессарабии. Этими интереснейшими и уникальными снимками я и хочу поделиться.

Снимки охватывают период с апреля по июль 1944 года и сделаны в 6 сёлах нынешних Новоаненского, Криулянского районов и района Штефан-Водэ.

Начинается серия в Крокмазе (нынешний район Штефан-Водэ).
Фотографии подписаны как Corzmac, но, судя по следующим населённым пунктам, располагавшихся рядом, я предположил что это всё-таки Крокмаз, название которого немец не смог правильно запомнить и записать.
Возможно, на фотографиях ниже  и есть владелец альбома. Мы его, кстати, потом ещё увидим.




понедельник, 17 ноября 2014 г.

Бой на улице Колумна в фотографиях

Тишина небольших старых улочек Кишинёва порой бывает обманчива. Некоторые из них становились аренами кровопролитных боёв. Один из таких боёв был задокументирован на целом ряде фотографиях того времени.

16 июля 1941 года. Румынские и немецкие войска входят в Кишинёв, советские войска отступают. Эти события год спустя в одной из румынских газет описываются следующим образом.
Атака на Кишинёв началась в 3 часа 30 минут. Тяжёлый четырёхчасовой бой завязался в районе леса Буруяна к северу от города (сейчас это где-то между Кишинёвом и Ставченами). К 6 часам румынские танки находись уже на северной границе Кишинёва, а к в 8 утра под командованием майора Спиреску танки заняли Старую Почту.  Оттуда они двинулись в центр Кишинёва. Самый близкий путь туда - Павловская улица (нынешние улицы Петру Рареш и Диордицэ). Сметая довольно слабое сопротивление танки заняли центр города (Собор), за ними подтянулась механизированная пехота. У Собора произошла ещё одна стычка с советскими кавалеристами, укрывшимися в парке. Часть румынских танков отправилась на юг города, чтобы перекрыть пути к отступлению советских войск, но была разбита советской артиллерией на Хынчештском шоссе в районе нынешнего Телецентра. Другая часть отправилась из центра к железнодорожному вокзалу, где остались ещё несколько танков для охраны, а остальные вернулись в Старую Почту. 

Не получая вестей от отряда, отправившегося на юг города, майор Спиреску снова выдвигает из Старой Почты оставшиеся танки. И снова они продвигаются по Павловской улице в центр Кишинёва. Там они неожиданно сталкиваются с советской артиллерийской бригадой. Неожиданно - потому что несколько часов румынские войска уже тут были. Завязался короткий бой, танки таранили орудия и тягачи, расстреливали артиллеристов. Бригада была разбита. К тому времени вторая танковая группировка успевает зачистить лес Буруяна, атакует Рышкановский холм и перекрывает выезды из Кишинёва в направлении Бендер.

Советские источники описывают неожиданное столкновение румынских (в воспоминаниях ниже они фигурируют как немецкие) танков и советской артиллерии в центре города следующим образом:

"Два наших батальона вели уличные бои, помогая пройти через Кишинев артиллеристам. Во второй половине дня на КП явился командир дивизиона 134-го гаубичного полка капитан Н. И. Шаров. Он доложил, что одна из его батарей заняла огневую позицию рядом с нами, а другая осталась в городе. Полковник Соколов приказал начарту Д. И. Пискунову принять все меры, чтобы вывести батарею. Это была батарея старшего лейтенанта Д. В. Халамендыка. Немецкие танки внезапно обстреляли ее, когда батарея следовала в походной колонне через город. Не успев даже развернуть орудия, артиллеристы начали отбиваться гранатами, взялись за винтовки. Затем им пришлось занять на одной из улиц круговую оборону. Через несколько часов старший лейтенант Н. Н. Ромодин пробился к батарее со стрелковой ротой. Но спасти орудия было уже невозможно, тем более что все тягачи оказались поврежденными. Подорвав четыре гаубицы, артиллеристы, в большинстве раненные, вышли из города вместе с выручавшими их пехотинцами". (Сахаров В. П. "Мы шли от Прута" ,"Поднятые по тревоге").

Последствия того неожиданного столкновения  и попали на фотографии, дошедшие до наших дней.

Румынские и немецкие войска поднимаются по нынешней ул. Диордицэ.
Улица Диордицэ сегодня.

пятница, 7 ноября 2014 г.

2-я мужская гимназия

В былые времена учебные заведения Кишинёва делились на мужские и женские. Их было не так много,  и самые главные из них располагались в огромных роскошных зданиях.
Сегодня мы попытаемся "оживить" одно из этих заведений, здание которого до наших дней не сохранилось - 2-ю мужскую гимназию.

Учебное заведение было открыто 12 сентября 1871 года. Представляло оно собой четырёхклассную прогимназию. В 1884 году прогимназия была преобразована во 2-ю гимназию, и был открыт 5  класс. До 1895 года гимназия располагалась на углу нынешних улиц Щусева и Йорга. А вот летом 1895 года свои двери открыло новое, просторное, прекрасное здание на углу нынешних бульвара Штефана чел Маре и улицы С. Лазо. Проект его был разработан известным одесским архитектором Демосфеном Егоровичем Мазировым.


 Одна из наиболее ранних фотографий 2-й гимназии:

2-я мужская гимназия. Фотография конца XIX - начала XX века.

четверг, 30 октября 2014 г.

Жизнь Кишинёва в газетах военного времени

Вторая Мировая Война оказалась одной из страшнейших трагедий в истории нашего города. Но даже и тогда жизнь в Кишинёве не прекращалась. Люди женились, рождались, умирали, ходили на работу, болели, отдыхали. Лучший способ  окунуться в те неспокойные времена - это полистать газеты. О чём писали местные газеты того времени? Что беспокоило кишинёвцев? Основную часть напечатанного составляли фронтовые сводки, было много нацистской пропаганды. Но сейчас мы это опустим, ибо это всё официальная политика государства того времени,  люди же всегда остаются людьми со своими интересами и базовыми потребностями.

Полистаем газету "BASARABIA".
Просмотрим криминальную хронику. Порой там встречаются весьма пикантные истории.
Например, в номере, вышедшем 10 сентября 1943 года мы читаем историю о том, как  некто Петре Иоан познакомился в ресторане на улице Шмидтовской с некой Гушану Иоаной, проживающей на Старой Почте.
После ресторана Петре Иоан пригласил даму к себе домой.
Через несколько дней домой приехала его жена и обнаружила пропажу пары туфель. Подозревая, кто бы мог совершить кражу, Петре направился к Иоане и заставил её признаться во всём полиции и пообещать вернуть туфли.
Но так как с тех пор прошло много времени, а Гушану своё слово не сдержала, Петре Иоан был вынужден обратиться к компетентным органам. Гушану была отправлена под суд за кражу.


пятница, 17 октября 2014 г.

Загадка кишинёвских львов

Два небольших мраморных льва в центральном парке Кишинёва, в общем, не так уж и заметны и не бросаются особо в глаза посетителям. Затеряться на фоне Аллеи Классиков, фонтана и старейшего памятника нашего города (А. С. Пушкину) очень легко. И всё же этих львов по полному праву можно назвать одним из символов Кишинёва, настолько они полюбились его жителям и настолько они популярны. Ведь мало у кого из горожан нет в своём альбоме семейных фотографий, где они запечатлены верхом или рядом с этими молчаливыми и грозными животными.
 
Кишинёвский лев.
Кишинёвский лев.

воскресенье, 5 октября 2014 г.

Музей садово-парковой скульптуры в Долине Роз

Отдыхающие в Долине Роз наверняка не раз замечали скульптуры, собранные и установленные в районе родников, одном из самых живописных мест этого парка. В лучшем случае прохожие полюбуются ими, в худшем - попытаются опрокинуть или отломать от них фрагмент. Скульптур достаточно много, часть из них - серийные бетонные изделия, которые можно наблюдать практически в каждом населённом пункте Молдовы, обычно около родников и Домов Культур. Но часть из них - настоящие шедевры, и у них есть своя история. Вот эти скульптуры нас и интересуют.

С начала 1970-х годов в Кишинёве в тогдашнем Парке Культуры и Отдыха им. В. И. Ленина (так назывался официально нынешний парк Долина Роз) начался создаваться уникальный для нашего города музей садово-парковой скульптуры. Музей располагался под открытым небом и уникальность его состояла в том, что его экспонаты создавались мастерами различных союзных республик. Над украшением нашего кишинёвского парка, кроме местных скульпторов, потрудились представители Белоруссии, Азербайджана, Литвы, Таджикистана, Армении, Грузии, Украины, Латвии, Эстонии.
С обретением нашей страной независимости музей перестал пополняться экспонатами. Более того, он стал жертвами вандалов. Часть скульптур была повреждена, часть вывезена из парка - очередные позорные события в истории Кишинёва. Надо отметить, что скульптуры сами по себе не носили ярко выраженной идеологической окраски, в чём можно убедиться и по сохранившимся экземплярам.
С них и начнём.

Одна из наиболее сохранившихся скульптурных композиций:

вторник, 16 сентября 2014 г.

Митрополия на месте Правительства Республики Молдова

Продолжим наше путешествие по исчезнувшим местам Кишинёва, и сегодня мы узнаем не об одном отдельном здании, а о целом комплексе - Митрополии, основанной митрополитом Гавриилом (в миру Григорий Григорьевич Бэнулеску-Бодони).

Сначала - необходимое короткое введение в историю, чтобы было понятно, как и почему всё происходило.
В 1812 году в результате очередной русско-турецкой войны, был подписан Бухарестский мирный договор, согласно которому Бессарабия перешла к Российской империи. В следующем году была образована Кишинёвско-Хотинская епархия, а возглавлять её был назначен митрополит Гавриил. То, что митрополит выбрал центром своей епархии небольшой населённый пункт Кишинёв, стало одним из главнейших событий в истории нашего города. Именно он стал главным городом Бессарабии, а не другие, более подходящие под эту роль (например, Бендеры).

После смерти Гавриила Бэнулеску-Бодони Кишинёвская и Хотинская епархия была понижена в статусе и стала архиепископией. Это значило, что митрополита уже не было, епархией отныне управлял  архиепископ, и не должно было уже быть и митрополии (ситуация сохранилась до 1928 года, когда Георгий Степанович Гросу был назначен митрополитом новообразованной митрополии Бессарабии). Официально так и было, но кишинёвцы упорно продолжали называть дворец архиепископа и весь комплекс зданий Митрополией. Это отражалось даже на старых планах города, на открытках и т.д. Исходя из этого, мы и будем далее в основном использовать термин "митрополия".

С введением в историю закончено, переходим к самому интересному - описанию комплекса.
Итак, есть епархия, есть её центр. Но где же именно решил Гавриил Бэнулеску-Бодони основать  митрополию? Для неё было выбрано место неподалёку от Кишинёва, и место это стало известным как Сады Митрополии. Город уже давно значительно вырос и сейчас указанное место является самым центром города и, в определённом смысле, всей страны. Мы говорим о  квартале, которое в наше время занимает здание Правительства Республики Молдова (и некоторые другие важные здания).

Вот что представляла из себя митрополия в самом её начале (цитируется из "Описания Бессарабской Губернии" П. Свиньина, 1816 г.):
"Митрополия основана в 1815 году преосвященным митрополитом Гавриилом на пустом месте и ныне состоит из следующих зданий: посреди большого двора, обнесенного каменною стеною, митрополитский дом, длиною 27 и шириною 8 сажень; при нем домовая церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Засим следует с восточной стороны
1) дом для викарного епископа на саженях длины и ширины;
2) флигель для помощников и псаломщиков;
3) амбар для съестных припасов братии, с погребом;
4) флигель для духовника и крестовых иеромонахов и иеродьяконов;
5) корпус для типографии с потребными кельями для управляющего типографиею и работников, подле него флигель для братской трапезы, кухня и хлебная с кельями для поваров и хлебников; близ них черный двор, где находятся конюшни, два каретных сарая и два небольших флигеля, один для переплетной, а другой для разных мастеровых.
С северной стороны:
 1) флигель, в котором помещается в разных удалениях дикастерия со своей канцелярией и архивом, казначейство, экономическое правление и эконом со своим помощником письмоводителем. 
В том же ряду отдельно:
 2) амбар для съестных припасов и другой собственно для митрополитского стола, с погребом, а далее к северо-западу кухня и хлебная архиерейская. Все сии строения каменные, иные с деревянной, некоторые с черепичной крышей. Сверх сих строений благодетельный Екзарх предполагает выстроить близ митрополии особенный двор с гостиницею для постоя священно- и церковнослужителей, приезжающих в город по каким-либо делам... Кроме того, учреждается при митрополии больница и выстроятся бани".

С момента описания Свиньиным Митрополия перестраивалась и достраивалась ещё около 100 лет, достигнув к 1910-м годам пика своего развития.  Подробные планы комплекса ко мне в руки не попадали, но, благодаря немецкой аэрофотосъёмке, датированной маем 1944 года, и сохранившимся старым фотографиям можно достаточно полно представить, как всё когда-то выглядело.

Многие здания на момент съёмки лежат уже в руинах, но их ещё можно видеть:


На снимке обозначены следующие объекты:

понедельник, 1 сентября 2014 г.

Машина времени (фотографии)

Прогуливаясь по старым улицам Кишинёва невольно задаёшься вопросом - а как выглядело это или другое место 70 лет назад, 100 лет назад?  Наш город сильно изменился за последние десятилетия, поэтому окажись мы случайно в Кишинёве прошлого - мы бы не сразу смогли бы признать его.
К сожалению, путешествия во времени пока ещё остаются мечтой человечества, но с помощью фотоснимков мы можем устроить своеобразную машину времени.
Я сфотографировал некоторые здания и улицы Кишинёва и наложил их на старые снимки этих же мест.
Для того, чтобы застать улицы города относительно свободными, мне пришлось несколько дней выходить до рассвета. Но это было очень интересно - утренний Кишинёв ещё более красив.
То, что получилось в результате, можно увидеть ниже.

Церковь 2-й мужской гимназии.
Начало XX века и 2014 год.


Арка Благородного Собрания.
У нынешнего кинотеатра "Patria  E.Lotenau".
Начало XX века и 2014 год.

Кишинёв вчера и сегодня (фотографии)

За свою не столь продолжительную, но бурную историю Кишинёв не раз менял свой облик. Некоторые места города остались такими же, как и 100 лет назад, другие места теперь совсем не узнать.
Я сфотографировал некоторые из кишинёвских видов, которыми мы можем любоваться на старых снимках. Эти виды (2014 года)  представлены ниже в сравнении с теми же местами в разные периоды прошлого.

Церковь 2-й мужской гимназии.
Начало XX века и 2014 год.

понедельник, 18 августа 2014 г.

Памятник-путешественник (памятник Штефану чел Маре)

Казалось бы, что рассказывать о памятнике Штефану Великому особенно и нечего. Монумент молдавскому господарю, расположенный в самом центре Кишинёва и ставший одним из символов города и нашей страны, всем известен. Но судьба его полна любопытных моментов, о которых не всегда говорилось. Примечательно то, что с момента установки памятника по нему можно проследить бурную бессарабскую историю.  И, между прочим, это самый настоящий памятник-путешественник - только в самом Кишинёве он стоял в трёх разных местах, да ещё и дважды был вывезен в Румынию в разные города.

Началось всё в 1923 году, когда местному скульптору Александру Плэмэдялэ было предложено создать проект памятника Штефану Великому. Планировалось закончить работы к 1928 году к празднованиям десятилетия присоединения Бессарабии к Румынии ("Унири"). Скульптор с готовностью взялся за работу и уже спустя некоторое время стал предлагать варианты скульптуры в виде макетов.
Первый вариант представлял собой господаря в доспехах, опирающимся двумя руками на меч.
Второй макет был даже отлит в гипсе в натуральную величину и представлял собой Штефана чел Маре, державшего в опущенной правой руке меч, а в поднятой левой - хоругвь и крест.
Второй вариант Александру Плэмэдялэ не нравился, но над макетом в натуральную величину настоял комитет, которому и предстояло выбрать окончательный вариант.
Работал скульптор над макетом в помещении школы на нынешней улице Тигина. Здание бывшей школы сохранилось, сейчас в нём располагается Комиссариат Полиции (ул. Тигина, 6).

Вот так мог бы выглядеть памятник Штефану Великому:

Первоначальные два варианта памятника Штефану Великому в Кишинёве.

пятница, 8 августа 2014 г.

Кишинёвцы 1920-1930-х гг (Часть 2)

Продолжим серию  кишинёвцев, запечатлённых на улицах своего родного города.
Все представленные ниже снимки были сделаны в 1920-1930-ее гг.

В кафе-кондитерской Замфиреску.
На главной улице Кишинёва.

понедельник, 4 августа 2014 г.

От театра к радиостанции

Во второй половине XIX века Кишинёв быстро рос и развивался. Появлялись общественные здания, новые улицы, городской транспорт, водопровод... Но кое-чего всё же не хватало Кишинёву, чтобы он действительно мог по праву считаться и культурным центром Бессарабии, да и вообще современным городом. Не хватало театра. Нет, конечно, в городе давались театральные представления, но это происходило либо в частных домах (например, в доме Минкова на Каушанской улице), либо в клубах (в Благородном Собрании), либо в небольших зданиях, не особо предназначенных для этого.

В 1880-е гг к идее постройки театра подошли вплотную. Тогдашним Городским Головой Карлом Шмидтом было выбрано и место для постройки - Полицейская площадь, и примерные размеры театра тоже были им определены - не меньше чем на 1000 человек. На Полицейской площади рассматривалось два места - фасадом на Александровскую улицу (нынешний бульвар Штефана чел Маре) и угол Михайловской улицы и Фонтанного переулка (нынешние Эминеску и В. Микле соответственно).

11 июня 1890 года Карл Шмидт писал Бессарабскому Губернатору следующее:
"16 апреля 1890 года Городская Управа вошла в Городскую Думу со следующим докладом: в г. Кишинёве нет помещения для разных драматических и оперных представлений, т.е. нет театра. Между тем потребность в нём ощущается в сильной степени во всех классах горожан, не говоря о том, что драматические представления имеют воспитательное значение, почему театр представляется одною из необходимостей сколько-нибудь благоустроенного города. Рассчитывать на частную антрепризу в этом деле невозможно, ибо постройка даже небольшого театра требует большого капитала, а затем театры не представляют из себя доходной статьи. В виду этого постройку театра должен взять на себя город..."

Тогда по финансовым причинам планы по строительству городского театра на Полицейской площади в реальность не воплотились. Но спустя десятилетие в другой части города, на Пушкинской улице, уже возвышалось огромное новое здание - выстроенный по проекту Михаила Чекеруль-Куша театр получил название Пушкинская Аудитория.

Карл Александрович Шмидт (слева) и Михаил Константинович Чекеруль-Куш (справа).

Пушкинская Аудитория в начале XX века.

четверг, 24 июля 2014 г.

Кишинёвцы конца XIX - начала XX веков

Ниже можно ознакомиться с очень интересной подборкой снимков, на которых запечатлены кишинёвцы на улицах родного города.  В кадры, сделанные с конца XIX века  до 1918 года, попали самые простые люди, случайные прохожие, так как  большинстве случаев фотографов, сделавших эти снимки,  интересовали общие виды, здания Кишинёва, его улицы, а вовсе не люди.

Взрослые и дети, богатые и бедные - имена их нам неизвестны. Всё, что осталось от них - это фотографии.

суббота, 19 июля 2014 г.

Железнодорожный вокзал - ворота Кишинёва

В былые времена железнодорожный транспорт являлся сам удобным способом путешествия и перевозки грузов на большие расстояния. Да и сейчас значение его ещё велико.
Ко второй половине XIX века Кишинёв уже был достаточно большим городом и продолжал развиваться. Однако дальнейшее его развитие значительно тормозилось отсутствием удобного транспортного сообщения с остальной Российской империей. Связать главный город Бессарабской губернии с остальной страной посредством железной дороги было решено через ближайший крупный портовый город - Одессу.
Прокладка железной дороги велось в несколько этапов, и участок между Кишинёвом и Тирасполем был закончен к августу 1871 года - 15 (28) августа было открыто движение поездов на этом участке.

Вот что писала по этому случаю пресса того  времени ("Бессарабские областные ведомости", 21 августа 1871 года):
"Поезд, вышедший из Одессы в 10 часов утра, прибыл в Кишинёв в 5 часов. Небольшой праздник открытия Кишинёвского участка железной дороги окончился небольшим семейным обедом, данным администрацией строителя. Во время обеда господа инженеры вспоминали, как 6 лет тому назад начинались первые работы по сооружению названной тогда Парканской дороги, как продолжались работы в степи, представляющей все невыгодные условия, по отсутствию всех материалов, нужных для сооружения, и как теперь закончилась вся сеть дорог, исходящих из Одессы, сеть, которая разрослась в 700-верстное протяжение.

Линия в 66 верст проходит через овраги и речки 35 раз. Везде сооружены в этих переходах мостики каменные и частью железные, последних на линии имеется до 8, из которых наибольший 10 сажен отверстия. Дорога пересекает р. Бык 16 раз, из этого количества сделано 8 отводов русла реки и 9 отвод около села Бульбоаки сделан в скалистой горе параллельно дороге на протяжении 50 саженей.

Кишинёвская станция 1-го класса поражает своею красотой и грандиозностью.
Кроме красоты наружного фасада, состоявшего из множества башен и придающего всему зданию вид замка, - внутренность отделана весьма роскошно и удобно. Вокзал этот, окружённый мастерскими, локомотивным сараем, товарным магазином, водокачальным зданием, открытою площадью замощённой мостовой, - далеко оставляет за собой все здания Кишинёва".

Кишинёвцы не зря гордились своим вокзалом. Их гордость этим творением архитектора Генриха Лонского воплотилась в многочисленные старые фотографии, на которых он был запечатлён, и благодаря которым мы можем им восхищаться и сейчас.

Одни из самых ранних фотографий вокзала были выполнены П. М. Кондрацким:

Вокзал со стороны города, 1880-е гг.

вторник, 8 июля 2014 г.

Реклама - двигатель торговли

Реклама - двигатель торговли. Это прекрасно понимали и в Кишинёве, причём уже давно. А так как наш город изначально был городом торговым, рекламе всегда уделялось большое внимание (будь то зазывалы, объявления в газетах, вывески и прочее). 

Сегодня мы поговорим о наружной рекламе в старом Кишинёве. Сразу стоит упомянуть, что потребность заявить о себе, своих товарах и услугах у кишинёвских дельцов была столь велика, что у нас образовался целый рынок рекламных услуг. Появились самые настоящие рекламные бюро и агентства, множество художников вызывались изготавливать как можно более привлекательные вывески.
Например, в 1909 году году мы встречаем объявление "Бюро Реклам Х. Юлиша и А. Блунштейна". Из него мы узнаём много интересного - когда было основано агентство, какие виды рекламных услуг они предоставляли:
РЕКЛАМНОЕ БЮРО РЕКЛАМИСТОВ Х. ЮЛИША и А. БЛУШТЕЙНА
основанное в 1889 г.
Награждено бронзовой медалью и удостоено благодарностей и похвальных отзывов от Торг. Дома Бр. А. и Я. Гальшвант, Тор. Дома АВДОНИН, СЫРОМЯТНИКОВ и Комп., Т-ва РАЛЛЕ, Т-ва ПРОВОДНИК и др.

Приём всевозможных реклам для помещения:
НА КРЫШАХ КИОСКОВ, устроенных железн. барабанах
НА ЗАБОРАХ при въезде с вокзала в г. Кишинев.
НА СПИНАХ СКАМЕЕК городск. сада и бульвара.
НА СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИТРИНАХ в почтовых конторах.
НА КИОСКАХ, имеющихся на всех улицах.
На оборотной стороне цирковых и театральных программ и проч.
Сметы и расценки высылаются по первому требованию.
Адрес: Кишинев, Харлампиевская, № 32.

пятница, 4 июля 2014 г.

Кондитерская Манькова

В былые времена у кишинёвцев выбор места, где бы можно было отдохнуть и поразвлечься, был достаточно ограничен. Многие предпочитали в качестве отдыха и выхода в свет немногочисленные (по сравнению с сегодняшним днём) кафе и рестораны города. Одним из наиболее изысканным и известным подобным заведением была кондитерская Манькова.
Будучи заведением популярным и проработавшим длительный период времени кондитерская была неоднократно запечатлена на старых фотографиях, что и поможет нам проследить её историю.

О первых годах работы кондитерской известно, что была она расположена в центре Кишинёва на Александровской улице (нынешний бульвар Штефана чел Маре). Название её встречается на одной из фотографий, сделанной П. М. Кондрацким на сельскохозяйственной выставке Бессарабии в 1889 году. Андрей Иванович Маньков участвовал в этой выставке, обустроив действующий павильон-кафе.


Павильон-кондитерская Манькова на выставке 1889 года.

вторник, 24 июня 2014 г.

Футбол в старом Кишинёве

В Кишинёве в футбол стали играть в начале XX века - кое-где упоминается 1909 год, в других местах говорится о 1910 году.
На сайте "Футбол Российской империи" собрана замечательная подборка из кишинёвских газет того времени, позволяющая проследить становление футбола в главном городе Бессарабии:
«Друг», июнь 1911 года:
«27 мая на Немецкой площади состоялся матч команды гимназистов и сборной любителей футбола. Любители выиграли – 2:0. Игру смотрело довольно много публики».

«Друг», июнь 1911 года:
«С каждым днем игра в футбол привлекает все большее внимание публики. В настоящее время в Кишиневе существует три команды: гимназистов, первая свободная, вторая свободная. На днях начинает тренироваться четвертая команда. Лучшая команда – гимназисты, играет уже второй год».

В следующих выпусках газеты сообщается, что:
10 июня первая сборная выиграла и второй со счетом – 4:0.
13 июня первая сборная обыграла объединенную команду гимназистов и второй сборной – 4:1. Собралось довольно много публики.

«Друг», июнь 1911 года:
Анонс матча между первой сборной и гимназистами. Приводится состав сборной: форварды – В.Зыбин, Д.Уреки, П.Погорельский, В.Зилоти, Н. Юхименко, хавбеки - Щука, Залевский, В.Дембский, беки - Галацан, В.Яблоков, голкипер – Голубков. Запасные – Сальманович, Вильт».

«Друг», июль 1911 года:
С сожалением репортер сообщает об отъезде из Кишинева В. Зыбина. По этой причине едва не распалась первая сборная команда.

“Друг”, август 1911 года:
Несколько раз на страницах газеты появляются заметки, в которых сообщается, что футболистам в городе не находится места для игр. По этой причине на некоторое время футбольная жизнь в городе замерла. Это и дало повод для майского сообщения в
газете "Бессарабская жизнь".


«Бессарабская жизнь», 5 мая 1912 года:
«В Кишиневе организуется кружок игры в «фут-бол»: двумя командами футболистов на днях будут разыгрываться первые баллы».

«Бессарабская жизнь», 18 мая 1912 года:
«У нас недавно сообщалось, что в Кишиневе организуется кружок футболистов. Ныне кружок этот окончательно сформирован.
Тренировки и состязания участников кружка производятся ежедневно на углу Садовой и Немецкой улиц или же на Немецкой площади  с 6 до 8 вечера. На днях кружком будет устроено публичное соревнование».

«Новости Кишинева», 27 сентября 1913 года:
«На Сенной площади впервые в Кишиневе состоялся футбольный матч между командами Одесского спортивного клуба и команды Кишиневского спортивного клуба… Все время одесситы ловко атакуя кишиневцев, делая гол за голом. Матч кончается победой одесситов (8 голов)».

«Знамя», апрель 1914 года:
«2:5 для кишиневцев – это маленькая победа. 9 апреля на спортивном поле возле железнодорожного вокзала, при довольно большой аудитории кишиневцы проиграли одесскому «Спортинг-клубу». Команда кишиневского «Кружка любителей спорта» выступала в таком составе: вратарь – Штейнер, защитники – Гурак, Лоссиевский, полузащитники – Люпчак, Мартынович, Шмигелевский, нападение – Трескин, Седелецкий, Шатенштейн.. В первой половине игры одесситы , превосходящие своих противников, как техникой, так и лучшей тренировкой, сразу идут в нападение и, применяя различные комбинации при пассировке друг другу, забивают в ворота кишиневцев пять голов. Второй тайм для кишиневцев оказывается более удачливым: игра попеременно переходит от ворот кишиневцев к воротам одесситов. Уже меньше замечается неправильностей в игре и матч оканчивается при двух забитых голах в ворота одесситов. В общем, результат игры – 5:2, что для кишиневцев является маленькой победой. У кишиневцев выделялись качеством своей игры левый форвард Трескин, защитник Лоссиевский и центрфорвард Седелецкий, забивший один из двух голов одесситам».

«Знамя», 24 апреля 1914 года:

«Матч с «Вегой» привлек много интеллигенции и офицеров местного гарнизона. Состоявшийся вчера между кишиневской футбольной командой и третьим тимом одесского спортклуба «Вега» матч прошел с большим успехом и привлек свыше 2.000 учащихся. Из кишиневцев замечалась умелая игра хавбека Люпчака и защитника Гурака, хотя последнему мешает излишняя страстность в игре. Относительно игры одесситов говорить не приходится, так как игроки оказались посредственными».

«Новости Кишинева», апрель 1914 года:
«Состязания (с «Вегой») закончилось вничью, так как обе команды выиграли по три партии. Состоявшийся матч показал, что наша команда далеко шагнула вперед, не поддавшись одесской команде… во время состязания играли два оркестра: бальный и духовой вольно-пожарного общества».

"Бессарабская жизнь", 25 апреля 1914 года:
"Устроенный 23 апреля на площадке спортивного кружка матч привлек очень много публики, преимущественно учащихся средних учебных заведений. Состязалась местная команда с одесской "Вегой". Состязание закончилось вничью, так как обе команды выиграли по три партии. Во время состязаний играли два оркестра: бальный и духовой добровольно-пожарного общества. Снятую кружком площадку предполагается постепенно улучшить и усовершенствовать. До сих пор уже устроены ложи и скамьи для публики, приспособлено помещение для команд, эстрада для музыки. и начали прибывать спортивные принадлежности. Состоявшийся матч показал, что наша футбольная команда шагнула вперед, не поддавшись опытной одесской команде".

1915 год. «Всероссийский Футбольный Союз» в специальной брошюре опубликовал список всех городов и спортивных организаций, входящих в союз. В нем под номером 14 значится «Кишиневский кружок любителей футбола».

Из этих газетных  заметок мы узнаём, где в Кишинёве проводились первые футбольные матчи - на Немецкой и на Сенных площадях. Поэтому ничуть не странно, что именно эти площади Кишинёва впоследствии оформились в спортивные арены. Сначала это произошло с Немецкой площадью - в межвоенный период там был обустроен стадион им. короля Фердинанда I (в советское время переименован в стадион "Динамо", это название сохраняется и до наших дней). А на Сенной площади в 1951 году был построен Республиканский стадион, которого Кишинёв лишился в 2007 году.

 Но до 1951 года главной  футбольной ареной города оставался стадион, построенный на бывшей Немецкой площади (то есть стадион им. короля Фердинанда I).

 Вот так выглядел вход на стадион им. короля Фердинанда I в 1920-х гг:

Стадион им. короля Фердинанда I, 1920-е гг.

четверг, 19 июня 2014 г.

Мельница и макаронная фабрика в центре Кишинёва

Почти все кишинёвцы знают о старой полуразрушенной Красной Мельнице (мельнице Левензона), гораздо меньше знают об отлично сохранившемся здании паровой мельницы на улице Шипотелор,  2 (бывшая Ставриевская). Но ещё меньшей части горожан известно о мельнице Когана. А ведь именно эта мельница была самая крупная, самая известная в Кишинёве и одна из наиболее технически оснащённых во всей Бессарабии.

Хозяин мельницы, Товий Моисеевич Коган, посвятил мельничному делу всю свою жизнь и сколотил на этом приличное состояние (при этом он не забывал и о благотворительности).
Его детище - целый комплекс, находившийся практически в центре даже тогдашнего Кишинёва - на улице Могилёвской (нынешняя Петру Мовилэ),  действительно впечатляло. Кроме самой мельницы в комплекс входила и макаронная фабрика, а также жилые дома, конторские помещения, склады.

Мельница Товия Когана. Фотография начала XX века.
Высокая труба мельницы (на представленной выше фотографии она не попала в кадр) была видна из многих мест Кишинёва.

четверг, 12 июня 2014 г.

Дача, консульство и НКВД

Об одном из входов на территорию парка Валя Морилор (бывший Центральный Парк Культуры и Отдыха, также называемый кишинёвцам просто как Комсомольское Озеро) со стороны улицы А. Матеевича нам уже известно. Речь идёт о входе, расположенным напротив Государственного Университета, там, где раньше стоял дом Пронина. Второй вход в парк с этой улицы, расположенный напротив улицы Лазо и сквера Совета Европы (бывшего парка Кароля I) также возник не на пустом месте. 

Так как о самом здании, построенном на этом месте, а также о его владельце пока известно достаточно мало, то основным источником информации и на этот раз нам послужат старые фотографии.

На снимках начала XX века перед нами предстаёт небольшое и не особо внушительное здание. Кое-где оно подписано как "дача Черкиса", кое-где фамилия указана как "Черкес". Очевидно, что речь идёт об одном и том же человеке, да и различные варианты написания фамилий и имён на старых фотографиях и открытках  - не такая уж и редкость.  Возьмём за верное написание имени вариант "Черкес", так как именно такой вариант фигурирует на открытке, дающей больше информации об этом человеке - его инициалы: "Л. С. Черкес".

Относительно скромный дом-дача был окружён великолепным небольшим парком, в который посетители попадали сразу с Садовой улицы (нынешняя А. Матеевича). Парк был украшен многочисленными статуями, там был даже фонтан.
Дача Л. С. Черкеса. Фотография начала XX века.

четверг, 5 июня 2014 г.

День города 1988 года в фотографиях

Что такое День Города - мы уже узнали ранее.
Теперь мы можем посмотреть, как этот день отмечался в 1988 году благодаря тому, что журнал "Фемея Молдовей" в своём декабрьском номере того же года опубликовал фотографии с этого праздника.

В 1988 году праздновали 522-летие Кишинёва (тогда годом основания города считали 1466, а не 1436, как сейчас).



День рождения Кишинёва

Давайте разберёмся, что такое День Города и почему его празднование выпадает каждый год на определённую дату.

Даже с годом основания Кишинёва не всё ясно. Никто не знает, когда на этом месте появилось поселение с таким названием, поэтому условно годом "рождения" города принято считать год, когда он впервые был упомянут в документах. Но и древние документы не всегда однозначно мог дать ответ на этот вопрос. Ещё сравнительно не так давно "годом рождения" Кишинёва считался 1466 год - этим годом была датирована дарственная грамота Штефана Великого боярину Влайкулу Пыркэлабу. В грамоте говорится о поселении "..у Кишинёва.." ("селишти ла Кишинэу ла фынтына Албишоара...").
В 1966 году шумно отпраздновали 500-летие Кишинёва, тогда как  в 2013 году (то есть, спустя 47 лет) мы праздновали его уже 577-летие. Откуда же взялись ещё "лишние" 30 лет?
Дело в том, что уже в наше время датой основанием города стали считать 1436 год. Этим годом датирован документ, в котором описываются границы подаренных логофету Оанче владений. Среди прочего описывается некое место на берегу реки Бык, называемое Кишинев Акбаша. Кроме реки Бык указывается, что место находится у источника неподалёку от татарского селища. 
И в первом, и во втором случае речь скорее всего идёт не о поселении, которое называется Кишинёв, а самим названием "Кишинёв" описывается определённое место, причём не указывается, что именно оно из себя представляет. Тем не менее, в обоих случаях было решено, что данные года будут приниматься  как года основания конкретного поселения Кишинёв.

Кстати,  документ 1436 года также датирован и днём -  17 июля. 17 июля 1436 года по Юлианскому календарю соответствует  26 июля по Григорианскому календарю, которым мы сейчас пользуемся. Но на самом деле Григорианский календарь был введён только в 1582 году, поэтому о таком соответствии дат говорить не совсем корректно.
Открытка, выпущенная в 1966 году к 500-летию Кишинёва.
Так почему же мы не празднуем День Города 17 или 26 июля,  а 14 октября?
Потому что на самом деле 14 октября празднуется так называемый Храм Города, а не день его рождения, как это преподносится в большинстве случаев.
А Храм населённого пункта у нас в стране - это день, выпадающий на определённый религиозный православный праздник, связанный с покровителем самой главной (или самой старой) церкви этого населённого пункта. Для Кишинёва - это 14 октября, день, когда православными верующими празднуется Покров Божьей Матери. В нашем городе есть церковь Покрова Божьей Матери, нам она больше известна как Мазаракиевская, которая является самой старой в городе.
В современной нам истории Храм Кишинёва стал праздноваться 14 октября начиная с 2002 года. До этого День Города не был привязан к определённой дате и выпадал на первое воскресенье октября.

Таким образом, 14 октября каждого года мы празднуем не день рождения Кишинёва, как обычно считается, а его Храм - религиозный праздник, связанный с главной церковью города. А если и представить, что у нашего города есть конкретный день рождения, то  логичней и правильней будет праздновать его 17 (или 26) июля.
 Но не стоит и забывать, что День Города - это традиция, прекрасная традиция. Однако многие очень часто вкладывают в эту традицию смысл, которого и нет - день рождения города с конкретным годом и датой, которая, к тому же, оказывается и не имеет прямого отношения к самому городу, а является религиозным праздником.

воскресенье, 1 июня 2014 г.

Пожарная служба Кишинёва



Поначалу Кишинёв в пожарной службе не особо нуждался, так как пожары случались здесь редко и особого распространения не получали (сгорали по одной-две постройки). Например, о редкости таких событий говорит статискика уже за период с 1836 по 1843 года, когда город порядочно разросся - всего 25 пожаров за 8 лет, то есть примерно 3 пожара в год.  Тушение огня происходило на общественных началах, о пожаре сообщали церковные колокола, воду привозили из близлежащих источников. У города имелось несколько бочек, выделенных специально для подвоза воды в случае возгораний. Но вот лошадей не имелось, предполагалось что этим будут заниматься водовозы и извозчики, оказавшиеся в нужном месте. И опять таки, на общественных началах. Разумеется, последние всеми силами старались улизнуть от такой неприятной обязанности, которая не приносила никакого дохода, а, наоборот, отнимала время. Поэтому, при первых ударах колокола водовозы и извозчики первым делом старались быстрее покинуть район пожара. И процесс тушения обычно начинался с погони за этими несознательными гражданами, излавливаниями некоторых из них и организации подвоза воды к горящему зданию. Нужно ли говорить о том, что воду подвозили уже к дымящимся голым стенам или к пепелищу.  Хоть пожаров было мало, но они были. А существующая система их тушения была крайне неэффективной.

Есть сведения, что в 1816 году были приобретены 2 трубы, 7 лошадей и набор необходимых инструментов - багры, крючья, топоры.  В 1819 году городской думой было выделено 800 рублей на ремонт существующкго пожарного инвентаря и на покупку нового.

Но первая по-настоящему организованная пожарная служба появляется в Кишинёве в 1829 году. Был определён состав пожарной команды, состоящей из 1 брандмейстера и 12 рядовых. Служба субсидировалась правительством,  рядовые получали провиант за счёт городских доходов.

В 1830 году служба располагала следующим инвентарём: 8 лошадей, 5 труб, 8 шлангов, 8 бочек, 8 вёдер, 16 крюков, 19 багров, 10 вил, 2 дроги и 4 лестницы.
В этом же 1830 году тогдашним губернатором Сорокунским была высказана идея о постройки для пожарной команды отдельного здания с каланчой. Такое здание было построено, но позже.

В период с 1830-х до начала 1850-х гг пожарная часть влачила печальное существование, страдая от недостатка финансирования. Единственное нововведение в этот период - в 1851 году кишинёвские пожарные снабжаются специальными головными уборами - металлическими касками.

В 1853 году военный губернатор Федоров провёл ревизию службы, в результате которой и стало ясно, что нужно что-то менять - лошади были старыми и их было недостаточно, инвентарь по большей части был уже непригоден.
В том же 1853 году состав пожарной команды был увеличен, были увеличины и правительственные субсидии на его содержание.

О недостаточной организации пожарной службы (да и вообще городских служб) говорит следующий казус. С увеличением финансирования в 1853 году в московском депо были заказаны специальные инструменты, которые в 1857 году были доставлены в Кишинёв.

Однако, по прибытии выяснилось, что в городе нет людей, умеющих обращаться с этими новыми инструментами. Поэтому областное правление предложило городским обществам выбрать из своей среды  3 человека, предпочтительно ремесленников, чтобы их можно было отправить в московское депо для изучения пожарного дела и инструментов. Желающих не нашлось. Тогда дума обратилась в ремесленную управу, чтобы те выделили 3 мастеров для обучения. Управа спустя почти два года (28 марта 1859 года) ответила, что и там "ремесленников для поездки и обучения охотников не имеется".

Городской думе пришлось обратиться в московское и санкт-петербургское депо, чтобы те прислали опытного мастера для обслуживания и эксплуатации новго оборудования. Однако, пока не имеется сведений о том, приехал ли хоть кто-нибудь оттуда.  Возможно, как-то уже разобрались здесь на месте.

Основная часть пожарного бюджета уходила на покупку новых лошадей и их содержание. Тем не менее, лошадей никогда не хватало. Например, в 1850-е гг кишинёвской пожарной части полагалось иметь 56 лошадей, тогда как на самом деле их обычно числилось 12-20, да и те по большей части старые.

В 1860-е гг пожарная команда была доведена до 94 человека при 56 лошадях.
Как уже упоминалось, в 1830 годы была озвучена идея о строительстве для пожарной части отдельного здания с калачой. Для этой цели был выделен участок на тогдашней окраине города для постройки здания и каланчи. Тогдашняя окраина - сейчас самый что ни на есть центр Кишинёва. Высокая каланча, которую можно было видеть почти со всех концов города и с которой можно было обозревать весь город, стояла на месте нынешнего здания Примэрии. Эту каланчу можно  заметить и на некоторых редких фотографиях того времени и рисунках.

Пожарная Часть Кишинёва с каланчой. Фотография 1867 года.

воскресенье, 25 мая 2014 г.

Здание, из которого управляли Бессарабией

Квартал, который сейчас занят исключительно зданием Театра Оперы и Балета "Мария Биешу" раньше выглядел как и большинство других старых кварталов города - он был застроен жилыми домами. Но это место Кишинёва особенно выделялось - его можно было назвать правительственным центром Бессарабии, потому как в данном квартале был расположен Губернаторский дом - здание, служившее бессарабским губернаторам резиденцией и местом работы.

Старинный особняк был построен в 1823-1825 гг для молдавского боярина Варфоломея и был известен как Дом Варфоломея. Но спустя некоторое время боярин был вынужден продать дом и самому переехать на другую улицу Кишинёва в здание поскромнее. Новые владельцы особняка стали сдавать его бессарабским губернаторам.

Губернаторский дом был расположен в самом центре Кишинёва на Александровской улице (нынешний бульвар Штефана чел Маре). С улицы он выглядел не очень внушительно, да и был скрыт он от посторонних взглядов густыми кронами деревьев.

На одной из ранних фотографиях Губернаторский дом назван "квартирой Государя Императора в 1876 году". Речь идёт об российском императоре Александре II и, скорее всего, имеется в виду его визит в Кишинёв в апреле 1877 года, а не 1876, как указано в описании.
На этом снимке, сделанном в 1880-х гг фотографом П. М. Кондрацким,  дом практически не виден - его скрывают деревья:

За деревьями справа - Губернаторский дом. Фотография 1880-х гг.

четверг, 22 мая 2014 г.

Епархиальное Женское Училище

В Кишинёве конца XIX - начала XX века действовал целый ряд учебных заведений. Но одним из самых престижных считалось Епархиальное Женское Училище. Кроме того, само здание училища выделялось своим внушительным видом - даже по сегодняшним кишинёвским меркам оно было огромным.

Вид на часть училища, конец XIX века - начало XX века. Нажмите для увеличения.
 Начиналось всё достаточно скромно с относительно небольшого приюта для девочек-сирот из семей православных священников, открывшего свои двери летом 1864 года. И уже с самого начала новый приют оказался слишком мал для всех желающих туда попасть - были приняты всего 80 девочек. Стало ясно, что заведение нужно будет расширять, и занялись этим уже в самом скором времени. 

В 1872 году здание приюта было значительно расширено, да и статус заведение получило новый - теперь это было Епархиальное Женское Училище.  Кроме сирот тут уже могли учиться и просто дочери священников. Новое здание было рассчитано уже на 250 учениц.  

Однако и это здание оказалось мало для всех желающих тут учиться. Поэтому было начато дальнейшие его перестройка и расширение. И уже в 1882 году оно приняло известный нам по старым фотографиям облик и способно уже было вместить 500 девушек, стремящихся к знаниям. А чтобы быть принятой в Училище - уже не обязательно нужно было быть из семьи священнослужителей.
Ещё позже, в 1887 году при Училище была открыта и школа для приходящих девочек.

Вид на Училище. 1880-е гг.

пятница, 16 мая 2014 г.

Гостиница "Бристоль" ("Пассаж")

Информации об этой  кишинёвской гостинице достаточно мало, но мы можем попытаться проследить её историю по старым фотографиям, которые являются великолепным материалом для исследования.

Красивое небольшое двухэтажное здание в самом центре Кишинёва появляется на старых фотографиях уже в самом начале XX века. Фотография ниже была опубликована в 1903 году и подписана как "Дом Шумских" (очевидно, по имени владельцев). Также дополнительно указано, что в здании расположена и гостиница "Пассаж". Это название мы можем различить и на вывеске на фасаде.
Таким образом, первое название гостиницы - "Пассаж".
Дом Шумских, гостиница "Пассаж". Фотография, сделанная до 1903 года.

пятница, 9 мая 2014 г.

Армянское подворье Кишинёва

Задумывались ли вы когда-нибудь, откуда одна из центральных улиц Кишинёва - Армянская - получила своё имя? Ответ, как и ожидалось, очень прост и кроется в самом названии.

Армяне переселились  в Молдову давно - начиная с XIV века, хотя некоторые утверждают, что и ещё раньше. На территории Кишинёва армяне появляются аж с XV века.

В начале XIX века в городе насчитывалось 113 армянских семейств. В этот же период времени бессарабскими властями выделяется для строительства дома архиепископа, домов приходских священников и других зданий большой участок в Кишинёве. Сейчас это центр города, а тогда это было ближе к его окраине. На современной карте этот участок можно обозначить периметром нынешних бул. Штефана чел Маре, улиц 31 августа, Тигина и Армянской. Вся эта территория получила название Армянское подворье (или ограда). Это было официальным названием, оно встречается на планах города и адресах того времени.

Армянская Ограда на плане Кишинёва 1887 года.

понедельник, 5 мая 2014 г.

Благородное Собрание - клуб бессарабских дворян

Ещё одним прекрасным украшением Кишинёва было здание Благородного Собрания. Как уже видно из названия - оно представляло собой своеобразный клуб, где собирались бессарабские дворяне (но и не только). Кроме того, в здании был и свой театральный зал.

Своим появлением на Александровской улице в 1888 году здание обязано известному архитектору Генриху Лонскому.

Благородное Собрание в начале XX века.

среда, 23 апреля 2014 г.

Дом Пронина

История одного из кишинёвских зданий сплела вокруг себя нити судеб совершенно разных людей. Этого прекрасного дома уже давно нет, но данный факт не помешает нам попытаться проследить его короткую, но насыщенную жизнь.

За начало возьмём интересную и сложную судьбу Наталии Кешко. Цепочка событий привела к тому, что дочь бессарабского помещика Кешко и молдавской княжны Стурдзы стала королевой Сербии. Наталья в 1875 году вышла замуж за Милана Обреновича, ставшего впоследствии первым королём Сербии. У них родился сын Александр, ставший следующим сербским королём. Но брак был несчастливым, и в 1886 году они разошлись. Правда, этот развод спустя некоторое время был признан недействительным. Тем не менее, Наталье по некоторым причинам было запрещено находиться в Сербии. В конце концов, её сын Александр, уже будучи королём, разрешил ей вернуться. Это  было в 1893 году, но спустя пять лет Наталья уже окончательно покинула страну и поселилась во Франции.
Видимо, в этот сложный период своей жизни Наталья Кешко и рассматривала среди прочего и вариант возвращения на свою родину, в Бессарабию. Для этого ей нужен был дом, соответствующий её высокому статусу. Будущий дворец для сербской королевы начали строить на тогдашней окраине Кишинёва - Садовой улице. Но дальнейшие трагические события изменили все планы. Военный переворот 1903 года в Сербии закончился тем, что сын Натальи король Александр и его жена были убиты, а к власти пришли Карагеоргевичи (о связях Карагеоргевичей с Бессарабией можно прочесть тут). Наталья приняла монашество (незадолго до этого она перешла в католичество) и осталась жить во Франции, где и умерла 8 мая 1941 года в монастыре Сен-Дени.

Портрет Натальи на обложке французского журнала  "Le Petit Journal" от 6 июня 1891 года. (http://gallica.bnf.fr)

суббота, 12 апреля 2014 г.

Бессарабия глазами немецких солдат (1941 год). Часть 2.

Первую часть фотографий, сделанных немецкими солдатами на нашей земле в период Второй Мировой Войны можно посмотреть тут.
Ниже будут показаны снимки, сделанные в Бельцах, Кишинёве и в других местах Бессарабии.
Все они сделаны в 1941 году.

Где-то в Бессарабии.

четверг, 10 апреля 2014 г.

Епархиальный Дом - самое красивое здание Кишинёва

Вспоминая и перечисляя не уцелевшие до наших дней здания старого Кишинёва, никак нельзя обойти стороной Епархиальный Дом. 
Это здание представляло собой уникальный объект, аналогов по широкому спектру назначений которого мы вряд ли найдём и в современном нам городе. И это не упоминая уже о его внешнем великолепии.

Епархиальный Дом появился по инициативе и немалом участии архиепископа Кишинёвского и Хотинского Серафима (в миру - Леонида Михайловича Чичагова), человека с интереснейшей и трагической судьбой. Епархия уже давно нуждалась в помещениях для множества своих отделов, и владыка Серафим был твёрдо настроен разрешить этот вопрос. Его труды не прошли даром, и возведённое в результате здание нередко называли и называют ещё и Серафимовским Домом.

У фотоаппарата - архиепископ Серафим.

воскресенье, 30 марта 2014 г.

Кишинёв в 1916 году

В адресной и справочной книге "Весь Кишинёв" на 1916 год содержится описание нашего города на тот момент времени. Автор попытался кратко описать основные достопримечательности Кишинёва, а также немного поразмышлять и о будущем города.
Ниже приводится текст из вышеназванного справочника.


В наше время Кишинёв является вполне благоустроенным городом. 150000-ное население, Александровский сад, Николаевский бульвар, широкие улицы, утопающие в зелени, гранитные мостовые, красивые 2-3-этажные дома - вот что характеризует современный Кишинёв. Город всё больше застраивается;  улицы освещаются электричеством, по городу курсирует трамвай.  Блестящее будущее несомненно ждёт город, когда он будет соединён железной дорогой с Оргеевом, и когда будем проведён трамвай к Вадул-луй-Водэ, что приблизит Кишинёв к Днестру; если к этому прибавить мягкий климат, благодатную природу, виноградники, то станет ясно станет, что город имеет все данные, чтобы стать одним из южных дачных городов, куда устремятся жители севера.

Александровская улица и трамваи.
 Трамвай, широкие прямые улицы, залитые ночью электричеством, придают Кишиневу вид большого благоустроенного города. При въезде в город, правда, поражает разбросанность и незначительность строений, тянущихся по улицам, прилегающим к вокзалу, но первое впечатление немного неблагоприятное, изглаживается, когда приезжий попадает на Александровскую улицу.

вторник, 25 марта 2014 г.

Автопробег из Кишинёва в 1929 году

29 июня 1929 года  был дан старт автопробегу Кишинёв-Хынчешты. Автомобили отправлялись в соревнование со стадиона имени короля Фердинанда I (сейчас этот стадион известен нам как "Динамо").
К счастью, до наших дней дошли замечательные снимки, запечатлевшие участников этого автопробега, и мы можем любоваться прекрасными автомобилями, которые разъезжали по Кишинёву того времени.


Автомобили выезжают со стадиона (угол нынешних улиц Букурешть и Лазо).
В. Митько на Эссексе модели 1928 года.

воскресенье, 23 марта 2014 г.

"ПАЛАС" - самая шикарная гостиница старого Кишинёва

До Второй Мировой Войны главная улица Кишинёва  выглядела совсем по-иному. Во время войны именно эта улица пострадала больше всего, и старых зданий на ней осталось всего лишь несколько.
Не выстояло до наших дней и здание гостиницы "Палас", украшавшее Александровскую улицу всего лишь чуть более 35 лет.

Гостиница "Палас", впервые открывшая свои двери клиентам в мае 1914 года, изначально задумывалась как самый шикарный отель Кишинёва. Место также было выбрано удачно - самый центр города на пересечении Александровской и Купеческой улиц (нынешние бульвар Штефана чел Маре и ул. В. Александри).

Гостиница в период Царской России.

воскресенье, 16 марта 2014 г.

Аптека Паутынского

О том, как даже здание тюрьмы в середине XIX века  стало украшением Кишинёва, мы уже знаем. И для тех времён это было скорее правилом, чем исключением. Новые постройки в городе (особенно на главной улице)  вне зависимости от своего предназначения улучшали его облик. Об одном ещё подобном примере мы узнаем сегодня.
Этой архитектурной жемчужиной также было здание с достаточно банальным предназначением - аптека. Нам она больше известна как аптека Паутынского - по имени первого её владельца, хотя за всё время своего существования принадлежала она ему очень короткое время.

 Красивое здание аптеки было построено в 1897 году на углу улиц Александровской и Армянской. И 13 января 1898 года тогдашний Городской Голова Карл Шмидт выдал провизору Максимилиану Михайловичу Паутынскому удостоверение на эту аптеку - эту дату и можно считать официальной датой открытия. В медицинских справочниках того времени отдельно указывается, что Максимилиан Паутынский - "Поляк и Римско-Католик".

До нас дошли достаточно многочисленные старые снимки аптеки. И это понятно - такое великолепное здание не могло не привлекать внимание фотографов.

Аптека Паутынского в начале XX века.

вторник, 4 марта 2014 г.

Осколки Второй Мировой Войны

Глядя на нынешний Кишинёв трудно представить, что ещё совсем не так давно (по историческим меркам и на памяти ещё  ныне живущих людей) часть  нашего  города лежала в дымящихся руинах, шли уличные бои с применением тяжёлой боевой техники. Вторая Мировая Война дважды страшной волной прошла через Кишинёв - летом 1941 и летом 1944.
В 1941 году Кишинёв стал для всего мира показательным примером того, как разрушительна может быть современная война. С такими комментариями и публиковались в мировой прессе новости о нашем городе того времени.
Например, фотография с короткой заметкой из газеты "St. Petersburg Times" (США) от 20 сентября 1941 года. На фотографии - разрушенный Кишинёв, вид из самолёта.
Снимок озаглавлен "What modern war can do to a city" ("Что современная война может сделать с городом").


среда, 26 февраля 2014 г.

Тюремный Замок

Ещё лет эдак 75 назад Кишинёв в районе бывшего уже Республиканского Стадиона выглядел совершенно иначе. Широкие просторы Сенной Площади, сады, редкие частные дома, небольшая церковь - это была окраина города. Но над всем этим доминировало внушительное здание. Настоящая средневековый замок с высокими стенами, башнями и бойницами. Конечно, средневековым замком это здание вовсе не было - неоткуда в Кишинёве было появиться такому. Это была городская тюрьма.
В начале XIX века Кишинёв, став центром Бессарабской Губернии, стал быстро расти. Строились дома, основывались учреждения, росло население. Но вот нормальной тюрьмы не было ещё. Её роль выполняли несколько гауптвахт, разбросанных по городу. Это решили исправить, и уже в 1834 году проект кишинёвской тюрьмы был готов. Спроектировал Тюремный Замок Григорий (Джорджо) Иванович Торичелли, выходец из Швейцарии. Этот архитектор больше известен в Одессе, где его творения до сих пор украшают город. А вот Кишинёву повезло меньше. Другая работа Торичелли - лютеранская кирха - была разрушена в 1960-х гг.
Но вернёмся к нашему Замку.

Проект Тюремного Замка.

четверг, 20 февраля 2014 г.

Кишинёв и Бессарабия глазами немецких солдат (1941-1944 гг). Часть 1.

Случайно ко мне попала небольшая коллекция старых фотографий, сделанных на нашей земле немецкими солдатами в период  Второй Мировой Войны. У некоторых солдат были при себе фотоаппараты и сделали они достаточно много снимков, которые до сих пор хранятся в семейных архивах и лишь изредка выставляются напоказ. Эти фотографии представляют для нас большой интерес, так как на них запечатлены места, которые в наше время зачастую выглядят совсем по иному. Следует учитывать и при каких страшных обстоятельствах  были сделаны снимки.

Представленные ниже снимки сделаны двумя немецкими солдатами.
Почти все снимки аккуратно подписаны на обороте - фотографировали на память о местах.



На двух следующих фотографиях можно видеть полуразрушенный Епархиальный Дом в 1941 году. Это великолепное здание находилось в центре Кишинёва. Сейчас там - Площадь Великого Национального Собрания. После Второй Мировой Войны здание решили не восстанавливать.

воскресенье, 16 февраля 2014 г.

Утраченные церкви Кишинёва

Так уж получилось, что самые старые сохранившиеся в Кишинёве здания - это церкви. Жители бережно к ним относились, поэтому церкви и дошли до наших времён. Но хоть сейчас в городе старых церквей будто бы и много, но на самом деле сохранились далеко не все. Большое количество древних прекрасных зданий было разрушено в 1950-1960-х гг на волне борьбы с религией. Уцелели те церкви, которым благоразумно и дальновидно нашли другое применение (склады, выставочные залы, музеи и даже спортзалы). Коротко пройдёмся по утраченным старым церквям Кишинёва.


   Церковь Св. Ильи была построена в 1806-1808 гг на месте старой деревянной.
Рядом с церковью стоял каменный столб, возведённый неким Штефаном Ноуром. На этом столбе были перечислены имена людей, пострадавших от татарского набега 1781 года на Кишинёв.
В 1855 году рядом с церковью был открыт Ильинский рынок на одноимённой улице.
В 1960 году при продлении улицы Гоголя (совр. Бэнулеску-Бодони) церковь снесли.
Располагалась примерно на перекрёстке нынешних улиц Бэнулеску-Бодони и Космонавтов.
Свято-Ильинская церковь.