пятница, 7 ноября 2014 г.

2-я мужская гимназия

В былые времена учебные заведения Кишинёва делились на мужские и женские. Их было не так много,  и самые главные из них располагались в огромных роскошных зданиях.
Сегодня мы попытаемся "оживить" одно из этих заведений, здание которого до наших дней не сохранилось - 2-ю мужскую гимназию.

Учебное заведение было открыто 12 сентября 1871 года. Представляло оно собой четырёхклассную прогимназию. В 1884 году прогимназия была преобразована во 2-ю гимназию, и был открыт 5  класс. До 1895 года гимназия располагалась на углу нынешних улиц Щусева и Йорга. А вот летом 1895 года свои двери открыло новое, просторное, прекрасное здание на углу нынешних бульвара Штефана чел Маре и улицы С. Лазо. Проект его был разработан известным одесским архитектором Демосфеном Егоровичем Мазировым.


 Одна из наиболее ранних фотографий 2-й гимназии:

2-я мужская гимназия. Фотография конца XIX - начала XX века.
К 1902 году у гимназии появилась и своя церковь (Святых Константина и Елены). Церковь эта сохранилась до наших дней, в советское время её зданию нашли применение в виде Планетария. А ещё эта церковь может служить прекрасным ориентиром для определения местоположения гимназии на старых фотографиях.

Фотография начала XX века.
Здание гимназии было одним из самых заметных в этой части города, поэтому оно часто появляется на старых снимках.

Фотография начала XX века.

Фотография начала XX века.

Фотография начала XX века.

 Остановимся немного на учениках гимназии. Обучение было, разумеется, платным и стоило довольно немало.

О том, что именно и в каких объёмах изучалось тогдашними пятиклассниками гимназии, нам даёт представление сохранившийся список предметов на 1884-1885 учебный год. В списке даны часы обучения в неделю.

Закон Божий - 2 урока.
Русский язык - 3 урока.
Геометрия - 2 урока.
История -  2 урока.
Французский язык - 3  урока.
Немецкий язык - 3 урока.
Латинский язык - 5 уроков.
Греческий язык -6 уроков.
Алгебра -2 урока.
Рисование (для желающих) вместе со 2 классом.
Пение вместе с 3 классом.
Гимнастика - 2 получасовых урока.


О предметах, которые проходили в 8 классе гимназии, мы можем судить по сохранившейся таблице отметок ученика Цуркана Тимофея за 2-ю четверть 1897 года. В списке есть Закон Божий, русский язык, Логика, латинский и греческий языки, арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, физика, география, история, французский и немецкие языки, чистописание, рисование, гимнастика. Отдельно оценивались поведение, внимание и прилежание.



Программа, как мы видим, довольно насыщена и  отличается от современной.

Ученики гимназии жили только на тех квартирах, которые предварительно были осмотрены и одобрены комиссией из членов Педагогического Совета. Потом, в течение года, такие квартиры посещались помощниками классных наставников, самими классными наставниками и господином директором, и из квартир, оказавшихся почему либо неудобными, ученики переводились на более удобные.

Замечательное описание гимназии (ещё в старом здании на углу Ясской и Леовской улиц) оставил художник Мстислав Валерианович Добужинский, который проучился в ней 3 года с 1886 по 1888 гг:

"Я был принят во 2-ю гимназию во 2-й класс (в 1-й гимназии, которая считалась “аристократической”, не было вакансий). Толстый директор, Николай Степанович Алаев, бывший военный, отцу понравился; сама гимназия, что ему было тоже симпатично, не носила обычного характера и помещалась в длинном низеньком доме с большим садом и двором. Все было в ней как-то по-домашнему.
Скоро я нарядился в гимназическую форму. Форма гимназистов Одесского округа, к которому принадлежал Кишинев, отличалась от петербургской: в Петербурге носили черные блузы и брюки, тут же ходили во всем сером (как арестанты, мне казалось). Летом же носили парусиновые рубашки и фуражки, а не белые, как в Петербурге.
Остаться первый раз одному среди толпы галдящих стриженых мальчишек и великовозрастных басистых верзил было очень жутко. Меня окружали, приставали со всякими вопросами, и вся гимназия сходилась смотреть на эту диковину – на новичка, приехавшего из Петербурга.
Меня усадили в классе на первую скамейку рядом с рыжеватым Рабиновичем, он и остался моим соседом и сделался приятелем. В классе было много еврейских мальчиков, караимов, немцев и молдаван, меньше всего было с русскими фамилиями, и вообще 2-я гимназия – наша – по сравнению с 1-й была весьма демократической […] – все были одинаковыми товарищами; были мальчики из богатых семей, как англичанин Горе и румын Катаржи, были и очень бедные, как сын кузнеца Антоновский и извозчика – Гесифинер.
Первые мои учителя, в общем, были симпатичные, только головастый учитель географии и истории позволял себе грубости, и его не очень любили. Но он смешно и ядовито острил и смешил весь класс. Почему-то он не терпел, когда на него глядели в упор, это нарочно делали ученики, чтобы он смешно заорал: “Не смотреть на меня!” Он носил на цепочке в виде брелка маленький голубой глобус – по специальности. Гимнастике учил высокий элегический молодой человек, блондин, Евгений Анатольевич, который на вопрос моего отца, что он преподает, скромно ответил: “Читаю гимнастику”, что очень рассмешило отца.
Особенно был любим всеми маленький и горбатенький, в очках, с жиденькой бородкой учитель русского языка Александр Иванович Воскресенский. Порой, читая нам стихи, он так их переживал, что в голосе дрожали слезы. Но этот добряк неожиданно для меня раз меня наказал, предположив, что я на уроке дразню моего Рабиновича, и поставил меня (первый раз в жизни) в угол. Я плакал. Отец, приехавший за мной, увидел красные глаза и стал допытываться причины. Я долго не признавался в своем позоре, а когда рассказал, он поехал к директору и нашумел: он-де никогда сына не наказывал и протестует, чтобы учителя позволяли себе вмешиваться в воспитание его сына. Но Александр Иванович был добрый, и пыл отца был не по адресу. Это было единственное недоразумение. Вероятно, после этого я и был оставлен без наказания за то, что раз, мчась сломя голову по коридору, угодил со всего маху в толстый живот директора; наказан же был тот шалун и “последний ученик”, который затеял беготню. Но я ужасно перепугался и расплакался.
Уроки, как во всех гимназиях, начинались с общей молитвы в актовом зале с большими портретами царей – Николай I в белых лосинах и ботфортах, Александр II в длинных красных штанах, Александр III в шароварах и сапогах бутылками. Впереди нас стоял, подпевая нам, лысый толстый Алаев, держа руки за спиной и катая в пальцах какой-то шарик.
На большой перемене все выбегали во двор и в сад, и я где-нибудь в уголку завтракал большим бутербродом, который клала мне в тюленевый ранец няня – целую булку с вареньем или сальцесоном (всякие колбасы привозил нам немец-колонист). Иногда я делился завтраком с кем-нибудь из товарищей, если тот с завистью посматривал на мою толстую булку".


На фотографии X-го выпуска 2-й мужской гимназии в 1898 году, кроме самих выпускников, мы можем видеть и преподавательский состав, а также директора Н. С. Алаева:

Нажмите на фотографию для её увеличения.
В Первую Мировую Войну с зимы 1916-1917 гг в гимназии размещался военный штаб по снабжению Южной Армии. Штаб состоял из 300 офицеров и чиновников.

После 1918 года при румынской администрации гимназия продолжила свою работу. Поначалу она так и называлась 2-й мужской гимназией (Liceul de băieți №2 ), как прежде.

Фотография 1920-х гг.
Фотография 1920-х гг.
Чуть позже лицей №2 был переименован в Военный Лицей им. короля Фердинанда I (Liceul Militar Regele Ferdinand I).

Фотография 1930-х гг.
Фотография 1930-х гг.
Фотография 1930-х гг.
 В 1940 году при советской администрации история учебного заведения в этом здании закончилась. А всё из-за того, что здание это было расположено на центральной улице города, было большим и выглядело очень внушительно. Именно поэтому оно было передано Центральному Комитету.

Представленная ниже фотография - одна из последних, на которой здание бывшей гимназии можно видеть ещё целым. Кроме того, можно увидеть и спортивное поле гимназии.
Аэрофотоснимок 1940 года.
Сильнейшее ноябрьское землетрясение 1940 года повредило гимназию, но не критично -  обрушился один из углов. Ремонт здания затянулся аж до лета 1941 года. На церковь гимназии у новых властей тоже были какие-то планы - колокола сняли и переплавили, вынесли весь интерьер. Но что хотели сделать из церкви - сейчас пока неясно, так как наступила Война.
Война и поставила точку в истории здания 2-й мужской гимназии, которое было очень сильно повреждено уже в июле 1941 года.

Июль 1941 года.

Июль 1941 года.
 После войны, как и многие другие повреждённые строения Кишинёва, это здание не стали восстанавливать, а просто снесли. На его месте построили местное отделение КГБ. Да и сейчас в нём располагается его преемник - Служба Информации и Безопасности Республики Молдова.

И ещё из интересного - по старым фотографиям мы видим, что гимназия была окружена чугунной оградой.

Ограда лицея. С снимка 1941 года.

Ограда такого типа и вида сохранилась у бывшей Еврейской Больницы на улице Колумна:


И точно такую же ограду, что окружала кишинёвскую гимназию, мы можем видеть  в Одессе на мосту на Греческой улице:



Юрий Швец
По материалам форума "Мой город Кишинёв" - OldChisinau.com; воспоминания М. В. Добужинского - emsu.ru.

2 комментария:

SORINA GILCA комментирует...

Позади Гимназии на фотографии виден Басейн (Штранд) , а не спортивное поле.

Юрий комментирует...

Это точно стадион, на нём и некоторые футбольные матчи проводились.

Штранд тогда был за Вокзалом (Штранд Бивола). Он и сейчас там есть.
А в "верхнем" городе ничего такого не было.