понедельник, 2 февраля 2015 г.

Как строили кишинёвский Собор и как он выстоял до наших дней

О таких известных зданиях, как Кафедральный собор,  писать достаточно трудно. Его все знают, собор постоянно на виду, люди к нему привыкли и воспринимают как неотъемлемую часть городского пейзажа. А между тем, история этой церкви такая же бурная и интересная, как и история самого Кишинёва. 

Началось всё с 1812 года, когда Бессарабия, часть Молдавского Княжества, перешла к Российской Империи. На новой территории в 1813 году была открыта Кишинёвская епархия, первым архиепископом которой стал Молдо-Валахийский митрополит Гавриил. Для своего места жительства митрополит выбрал Кишинёв, так как он находился в центре его новой епархии. С этого момента незначительное прежде местечко начинает своё развитие и постепенно превращается в город.

Митрополит Гавриил.
Место для резиденции выбрано, теперь нужно его застраивать всем необходимым. Для будущего комплекса митрополии Гавриил выбрал участок вдали от тогдашнего города, граница которого проходила по нынешней улице Александру чел Бун. Место было бугристым и поросшее кустарником. В течение короткого времени на пустыре появились архиерейский дом, крестовая церковь при нём и семинария. 
 
Вид на комплекс Митрополии, 1889 год.
Первое время все архиерейские служения и торжественные молебствия производились в Архангело-Михайловской церкви. Но она не очень подходила для этих целей, будучи тесной и расположенной в центре старого города с его узкими и извилистыми улочками. Поэтому с самого начала зашла речь о постройке нового просторного собора. А Архангело-Михайловская церковь так и осталась в памяти кишинёвцев как Старый Кафедральный собор вплоть до её сноса советскими властями в 1955 году.

Архангело-Михайловская церковь (Старый Собор).
Главная заслуга в постройке нового собора принадлежит архиепископу Димитрию. Архиепископ попросил наместника Новороссийского края и Бессарабии графа Михаила Семёновича Воронцова исходатайствовать Высочайшее разрешение (то есть у самого императора) на строительство соборного трёх-престольного храма с посвящением главного придела во имя Рождества Христова, а боковых – одного во имя Святого Мученика Никиты, а другого – Иоанна Нового, как пострадавших за веру во Христа в пределах Бессарабии (первый пострадал от готов в Галацах, а второй – от магометан в Аккермане). Граф Воронцов взялся за это и немало поспособствовал в решении многих возникающих и в дальнейшем вопросов, связанных с собором. Именно он пригласил профессора архитектуры Императорской академии художеств Авраама Ивановича Мельникова для составления планов и фасадов соборного храма с колокольнею. По этим планам одесским городским архитектором Фраполи была составлена смета - 194 тыс. рублей ассигнациями. Это было просто огромной суммой для молодой Кишинёвской епархии. Таких денег у неё не было, и их, снова при участии графа Воронцова, выделили из той части областного бюджета Бессарабии, которая была определена на общественные и городские учреждение и богоугодные заведения.

Архиепископ Димитрий (1772-1844).
Князь Михаил Семёнович Воронцов (1782-1856).
Авраам Иванович Мельников (1784-1854).
Вопрос с финансированием был решён, но на этом трудности не закончились. В скромном на то время городе Кишинёве не нашлось желающих взяться за строительство собора с колокольней, слишком масштабным на то время был проект. Поэтому тендер на строительство решили провести в соседней Одессе. Торги  при участии и содействии графа Воронцова продолжались три дня — 21, 24 и 28 октября 1827 года. В результате определился подрядчик, им стал надворный советник Карл фон Дитрикс.

Перед началом работ был создан специальный Строительный комитет, который должен был наблюдать за процессом стройки.  11 мая 1830 года на обширном пустыре между митрополией и городом (называлось всё это Митрополитанской площадью) был заложен первый камень будущего собора. Первоначальная прекрасная идея архиепископа Димитрия претерпела серьёзные изменения. Вместо посвящения боковых приходов собора во имя местных мучеников  Никиты и Иоанна Нового их посвятили  во имя князя Александра Невского и святителя Николая Чудотворца Мирликийского. Священник Сильвестр Ключицкий, оставивший нам в 1889 году историю создания собора, деликатно уточняет, что было сделано это по «особым соображениям».

В 1831 году, спустя короткое время после начала строительства, умирает Карл фон Дитрикс. Его хоронят в Кишинёве на нынешнем Центральном Православном Кладбище. Захоронение сохранилось до наших дней, а само надгробие реставрировалось в 1933 году Историко-Археологическим Церковным обществом Кишинёва. Но стройка продолжилась, и  12 июля 1835 года супруга фон Дитрикса просила архиепископа принять собор и колокольню в духовное ведомство. Принимал работы протоиерей Исидор Гербаноский. Потребовалось устранение небольших недочётов, но всё прошло успешно, и собор был освящён 15 октября 1836 года.

Здесь похоронен Карл фон Дитрикс.
 
Здесь похоронен Карл фон Дитрикс.
Однако многое ещё предстояло сделать.  Собор нужно было украсить. Для этого, ещё в процессе строительства, в 1834 году был приглашён, по предложению графа Воронцова, художник Ковшаров. После осмотра он составил смету на 41 250 рублей серебром. Ковшаров  же и получил и выполнил заказ на украшение храма и изготовление иконостаса. Деньги снова были взяты из областного бюджета.

Для колокольни нужны были и колокола. Об этом по-серьёзному задумались с 1833 года. Довольно простая, на первый взгляд, необходимость в них обернулась целой эпопеей с неожиданной концовкой, в результате которой появился один из главных символов Кишинёва.
Для колоколов нужна была медь. Много меди. А много меди в те дни было у военного министерства в виде захваченных старых турецких пушек. Снова на помощь пришёл граф Воронцов. Его ходатайство перед императором оказалось успешным и было выдано разрешение получить 1000 пудов меди (1 пуд составлял примерно 16 кг) из турецких пушек, доставленных из Силистрии и Измаила.

Итак, медь найдена. Но где отливать колокола? Колокола должны быть совсем немаленькими -  один весом в 400 пудов,  второй - 200 пудов, третий — 100 пудов, четвёртый — 50 пудов, и пятый, самый маленький — в 25 пудов. По совету губернатора Бессарабии Павла Фёдорова их решено было отлить в Измаиле, где как раз в это время собирались отливать колокола и для местной соборной церкви.
Из чистой меди хорошие колокола не вышли бы, поэтому на каждый пуд меди добавили 5 фунтов олова, чтобы получить более привычный и прочный сплав — бронзу. Оставшуюся медь позже продали по 23 рубля за пуд, что позволило финансировать из этих денег работы по отливке и расходы по транспортировке в Кишинёв.
Выливал колокола литейный колокольный мастер Василий Лосенко, мещанин Киевской губернии. На колоколах были вылиты следующие слова: «От щедрот Императора Николая I 1838 г.», а по краям – «для Кишиневского Кафедрального Собора».

Теперь колокола готовы. Следующий важный и сложный этап — доставка их в Кишинёв. Дороги и сейчас у нас в стране не выделяются своим качеством, а в те времена дела обстояли намного хуже. Подсчитали, что расходы на транспортировку такого крупногабаритного груза поднимутся до 13 тысяч рублей. Дорогу от Измаила до Кишинёва нужно было привести в порядок, мосты необходимо было починить. По просьбе архиепископа Димитрия графом Воронцовым был назначен  чиновник особых поручений Андреевский для осмотра пути и сопровождения обоза с колоколами. Колокола были отправлены 11 июня 1839 года из Измаильской крепости и спустя две недели и около 200 км дорог они были доставлены в Кишинёв.
 
Один из колоколов Собора.

Колокола Собора.
При установке колоколов случилось неожиданное — самый большой колокол не влезал в колокольню! Установить его туда было просто невозможно, расчёты оказались ошибочными.
Назревал скандал. Выход из положения нашёл губернатор Бессарабии Павел Фёдоров. Он предложил построить специально для этого колокола отдельную башню-ворота при входе в сквер Кафедрального собора. Сам же Фёдоров и пожертвовал больше половины средств на строительство этой башни — 4500 рублей.  Остальные деньги были пожертвованы городским главою, а также и неким Богачёвым и бывшим соборным старостой Рябченко. К слову сказать, раньше в Кишинёве в честь губернатора Фёдорова, человека, очень многое сделавшего для нашего города, была названа одна из улиц (нынешняя улица Букурешть). Сейчас его имя забыто.

Эта башня получила название «Святые Врата», кишинёвцы также называли её «городскими часами», так как на ней были установлены большие часы, приобретённые Фёдоровым из Австрии. После Второй Мировой Войны Святые Врата переименовали в Арку Победы, табличка с этим названием до сих пор установлена на ней.

"Ворота Собора", 1889 год.
"Городские Часы", 1914 год.
Арка "Победы", 1950-е гг.
И вот у Кишинёва появился просторный новый Кафедральный собор. Время шло и былое его великолепие пропадало, так как на постоянный ремонт храма почти никогда не хватало средств. Ещё в 1889 году священник Сильвестр Ключицкий сетовал на бедственное состояние Собора и выражал надежду, что вскоре  Господь пошлёт «любителей церковного благолепия, которые своею щедрою жертвою сделают то, чего не может сделать собор своими средствами».
Ждать пришлось долго. Необходимы были, например, грандиозные празднования, на проведение которых смогли бы выделить большие суммы денег.

Вид Собора до ремонта в 1912 году.
 К 1912 году наступил такой момент, ибо в этот год планировалось пышно отметить столетний юбилей присоединения Бессарабии к России. На то время собор описывали уже как «величественный по своей массивности, красивый и оригинальный по архитектуре, внутри - (выделялся) убожеством росписи, грязным каменным полом, бедностью утвари». За организацию ремонта взялся тогдашний архиепископ владыка Серафим. В самый короткий срок были изысканы необходимые средства, стены были заново расписаны художником-живописцем Зориным. Был обновлён иконостас и все иконы, был настлан новый мозаичный пол, устроены хоры, приобретена новая утварь. В собор провели электрическое освещение, и купол заменили на на новый двойной, покрытый алюминием и с позолоченной главой.
Обновленный Собор был освящён 9 мая 1912 года.

Собор после ремонта 1912 года. Фотография 1917 года.
 В межвоенный период в 1920-х гг на фасаде Собора появляется надпись: "DOAMNE IUBIT-AM LOCAȘUL UNDE SĂLĂȘLUEȘTE SLAVA TA".
1920-е гг.
Собор, Колокольня и Святые Врата в 1930-е гг.


Интерьеры Собора.
Интерьеры Собора.

Очевидно, ближе к 1940-му году Кафедральный собор вновь подвергся ремонту. На снимках, сделанных в январе 1940 года, мы видим новый купол и исчезнувшую с фасада надпись:

Январь 1940 года.
 Настал 1941 год, и в наши земли пришла Война. Собор оказался среди многих разрушенных зданий Кишинёва. До нас дошли фотографии, на которых запечатлён момент, когда Кафедральный собор начал гореть. Это произошло 16 июля 1941 года, в день, когда советские войска оставили Кишинёв, а румынские и немецкие - заняли его.

16 июля 1941 года. Горящий Собор и румынские солдаты.
Пожар остановить не удалось, вероятно, что никто и не пытался - совсем не до этого было. И Собор выгорел. Также он оказался полностью  разгромленным внутри. Скорее всего, разгромили и подожгли его отступающие советские войска, воплощая тактику выжженной земли, но загореться он мог и в результате военных действий - известно, что в непосредственной близости от него проходили в тот день ожесточённые бои с применением танков и артиллерии. Версию поджога Собора советскими войсками поддерживала румынская администрация, но, когда нужно было, в местной прессе обвиняли в этом и кишинёвских евреев, которые якобы уничтожили Собор сразу после ухода советских солдат и до прихода румынских военных (газета "Basarabia", 4 августа 1941 г.).

Сгоревший Собор, 1941 год.
Кафедральный собор, 1941 год.
Город лежал в руинах, но уже в конце июля 1941 года был создан комитет, целью которого было восстановление Собора. Работы начались осенью 1941 года под руководством архитектора Г. Купчи. В 1942 году восстановленный Собор открыл свои двери.

Восстановленный Кафедральный собор. Фотография 1943 года.
Летом 1944 года через Кишинёв прошла вторая волна разрушительной Войны, и снова Собор значительно пострадал.

Кафедральный собор в 1944 году.
Но удивительным образом храм снова оказался одним из первых восстановленных зданий. На фотографии 1947 года мы уже видим Собор с куполом, в то время как город вокруг лежит в руинах.

1947 год.
Отремонтированный на скорую руку Собор более основательно отреставрировали в начале 1950-х гг. И всё это время он был действующей церковью.

1956 год, визит Патриарха Алексия I.
1958 год, фотография И. П. Чекчеева.
1958 год, фотография И. П. Чекчеева.

Но внутренняя политика советских властей не подразумевала существование различных религиозных культов на подконтрольных ей территориях. По всему Кишинёву закрывались и сносились церкви. Существовали проекты реконструкции центра Кишинёва, согласно которым должен был быть снесён и Кафедральный Собор. Этого, к счастью, не произошло. Собор сначала опустили в статусе до простой приходской церкви, потом там и вовсе перестали проходить службы, а вот колокольня всё же была варварски уничтожена в декабре 1962 года.

Последние дни Колокольни. Собор закрыт, кресты убраны. Фотография начала 1960-х гг.
Древнее здание Собора приспособили под галерею. Бывший храм стал теперь "Выставочным Залом". Вместо креста на куполе теперь был установлен флагшток, на котором периодически реяло красное знамя. А новым Собором Кишинёва стала церковь Св. Тирона (Чуфлинская).


Выставочный Зал.
Выставочный Зал.
Выставочный Зал.

Выставочный Зал (Сала де експозицие).
Интерьеры Выставочного Зала.

Ко второй половине 1980-х гг. перед Выставочным Залом был обустроен большой и красивый фонтан.

Конец 1980-х гг.

1991 год.
Время существования Советского Союза близилось к концу. В обществе происходили грандиозные перемены, которые отразились и на Соборе. В начале 1990-х гг. здание вернули церкви, и в 1992 году начались масштабные реставрационные и восстановительные работы. В результате Собор предстал перед кишинёвцами с обновлёнными куполом и интерьером, вернулась и Колокольня.

Начало 1990-х гг, реставрационные работы.

Август 1996 года. Фотография В. Корчмаря.

Конечный результат работ мы можем видеть и сегодня.



Кафедральный собор города Кишинёва выжил. Он, как и наш город, прошёл через многие трудности и перемены, меняясь и адаптируясь, отражая в себе происходящие вокруг события.
Проследить перемены и события можно по видам купола Собора. Эти виды, кстати, можно использовать и в качестве атрибуции по примерной дате старых фотографий, на которых встречается Собор.


Юрий Швец.

По материалам форума "Мой город Кишинёв" - OldChisinau.com; "Кишинёвский Кафедральный собор", Священник Сильвестр Ключицкий ("Кишинёвские епархиальные ведомости", 1889 г, №19); "Празднование столетнего юбилея присоединения "Бессарабии к России : 1812-1912", Протоиерей Николай Лашков; другие источники указаны в тексте.

2 комментария:

yuvik комментирует...

"а само надгробие реставрировалось в 1833 году Историко-Археологическим Церковным обществом Кишинёва" este anul 1933 pe tablita

Юрий комментирует...

Multumesc, am corectat.